<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Памяти священномученика
Ильи Четверухина (1932)

 

Священномученик Илья родился 14 января 1886 года. Обращение к Богу произошло во время учебы в Московском университете после чтения книг святителя Феофана Затворника. Оставив университет, летом 1907 года сдал экстерном за весь курс Духовной семинарии и поступил в Московскую Духовную академию.

6 февраля 1908 года Илья Николаевич обвенчался с Евгенией Леонидовной. После свадьбы, в тот же день вечером, они выехали в Сергиев Посад и, отстояв на другой день литургию в Лавре, отправились в Зосимову пустынь, где встретились с преподобным Алексием Зосимовским. Благословив их, старец сказал: «Я вам не желаю ни богатства, ни славы, ни успеха, ни даже здоровья, а мира душевного. Это — самое главное. Если у вас будет мир — вы будете счастливы». Впоследствии у Ильи Николаевича и Евгении Леонидовны родилось шестеро детей.

В 1911 году Илья Николаевич окончил Духовную академию и в том же году был рукоположен в сан священника. С 1919 года — настоятель храма Николы в Толмачах, около Третьяковской галереи. За пять лет до закрытия храма отец Илья основал вокруг себя крепкую общину верующих, преданных Церкви людей, московской интеллигенции.

Одним из пристрастий священника была тогда любовь к книгам. Всякую лишнюю копейку отец Илья употреблял на покупку ценных и редких книг. Супруга с упреком говорила ему, что семье нечего есть. На это отец Илья, оправдываясь и возражая, говорил: «Ты только посмотри, что я принес! Это же мне очень нужно! Я об этой книге еще в академии читал!»

26 октября 1930 года, поздно ночью, отца Илью арестовали. Евгения Леонидовна вспоминала об аресте мужа: «Когда батюшка совсем оделся, я сказала, что теперь надо помолиться. Они не протестовали, стояли без шапок. Я прочитала молитву, поклонилась в землю своему дорогому, он меня благословил, я его перекрестила и поцеловала. Все вместе вышли из дома. Я его спросила: "Что ты сейчас чувствуешь?" — "Глубочайший мир, — ответил он. — Я всегда учил своих духовных детей словом, а теперь буду учить их и своим примером"».

Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило протоиерея Илью к трем годам заключения в исправительно-трудовой лагерь. В Вишерском лагере отцу Илье приходилось выполнять разную тяжелую физическую работу, зачастую из последних сил.

В лагере отец Илья узнал, что его с такой любовью собиравшаяся библиотека пропала, и супруга боялась, что это доставит священнику тяжелые переживания. Он велел передать ей: «Боюсь, что ты очень огорчилась из-за меня. Успокойся. Я уже не тот. Мне теперь кажется, что любовь к книгам мешала мне должным образом любить вас, мои дорогие. Слава Богу за все! Он дал — Он и взял. Буди имя Его благословенно!..»

Духовником батюшки на Вишере был архимандрит Донского монастыря отец Архип. Исповедоваться удавалось в необычной обстановке: колют вместе дрова, например, и батюшка в это время исповедует свои грехи, а по окончании исповеди отец архимандрит положит на его голову свою руку и прочитает разрешительную молитву. А молиться, класть на себя крестное знамение и причащаться Святых Тайн можно было только лежа на нарах, закутавшись с головой одеялом.

В 1932 году отца Илью по доносу посадили в изолятор, где ему пришлось провести двадцать дней. По его словам, в изоляторе он обрел мир души: «Обретут покой только те, кто научился кротости и смирению».

В конце мая 1932 года к священнику в лагерь приехала его супруга Евгения Леонидовна, которая спустя многие годы написала воспоминания о своем пребывании в Вишере. В первый день их свидания отец Илья сказал жене: «Ты в своих письмах часто занимаешься совершенно бесполезным занятием: считаешь дни, сколько прошло со дня нашей разлуки и сколько еще осталось до дня моего возвращения домой. Я этого не жду. Я уверен, что в вечности мы будем с тобой вместе, а на земле нет. Мне, вероятно, дадут еще три года. Здесь я прохожу вторую духовную академию, без которой меня не пустили бы в Царство Небесное. Каждый день я жду смерти и готовлюсь к ней».

В лагере отец Илья чувствовал себя подобно живущему в монастыре: «Ведь тут как раз упражняешься в тех добродетелях, которые требуются от монаха, когда он принимает постриг: полное отречение от своей воли, нестяжание и целомудрие».

Отец Илья погиб 18 декабря 1932 года во время пожара в лагерном клубе. Накануне смерти отец Илья в разговоре с заключенным сказал: «Прохор Мошнин [преп. Серафим Саровский] так говорил: "Стяжи мир души, и около тебя тысячи спасутся". Я тут стяжал этот мир души, и если я хоть маленький кусочек этого мира привезу с собой в Москву, то и тогда я буду самым счастливым человеком. Я многого лишился в жизни, я уже не страшусь никаких потерь, я готов каждый день умереть, я люблю Господа, и за Него я готов хоть живой на костер».

Отец Илья прославлен в лике святых в 2002 году.

 

По материалам книги игумена Дамаскина (Орловского)
«Мученики, исповедники и подвижники благочестия
Русской Православной Церкви ХХ столетия»
www.fond.ru

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>