<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Проповедь митрополита Антония Сурожского
«Рождество Христово»

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Мы привыкли думать о смерти как о трагедии, а о рождении ребенка — как о радости, которая наполняет дом и выходит за собственные пределы, и распространяется на тех, кто способен отозваться радостью на радость благословенных родителей. И вот в Рождестве Христовом, в этом празднике, который грядет на нас шаг за шагом и приносит начало новой жизни, нового взаимоотношения с Богом не только для нас, но для обновления всего мира, всего сотворенного космоса, радость и трагичность переплетаются.

Каждый из нас рождается в мир из небытия сначала просто в бытие, а затем, шаг за шагом, во все большую глубину и простор жизни, до дня, когда будут преодолены все ограничения этого тварного, а затем падшего мира, и мы войдем в бескрайность жизни, которая есть любовь. Ибо, в конечном итоге, любовь это не что иное, как ликующая радость торжествующей жизни, победившей все и способной поэтому отдаться, отдаться без остатка. А Христос пришел из самой полноты Божества, той полноты, о которой мы и помыслить не можем, и которая есть любовь, которая есть вечность. И пришел Он в этот мир с тем, чтобы умереть — этим и трагично Его Рождество, тогда как мы приходим в него для того, чтобы жить.

Он пришел для того, чтобы мы были спасены: спасены от нашей разобщенности от Бога. Мы сами неспособны достичь до Него, неспособны преодолеть ту непроходимую пропасть, которую человеческий грех проложил между Богом и человечеством, и отделены от Бога нашим безразличием, тем, что мы привыкли к собственной обезбоженности, одиночеству, и хотя бьемся, боремся и надеемся, но под конец изнемогаем и оканчиваем жизнь смертью, — так часто после бессмысленной в глазах многих, а то и в наших собственных, жизни сходим в обессмысленную могилу.

Христос пришел, потому что мы не могли достичь до Бога. Бог пришел к нам; Он понес ответственность не только за Свой первичный акт творения вселенной и нас самих, зная, чего это Ему будет стоить, зная и то, как мы поступим. Но Он взял ответственность за нашу неверность, за то, что мы изменили своему призванию, изменили Ему, изменили друг другу и всей сотворенной вселенной.

Своим приходом Он явил бескрайнюю заботу Божией любви к нам. Он не Творец, Который навязал нам существование, а затем наблюдает невзгоды нашей жизни, чтобы в какой-то день поставить нас на суд. Он — Творец, Который открыл перед нами путь в жизнь, путь к любви, путь к победе. Он приходит к нам и открывается таким, каким мы Его и помыслить не могли. Он принимает образ раба, Он подлинно становится одним из нас. Его тело подобно нашему, и Его ум, и сердце. Он — один из нас во всем, кроме того, что Он также и Бог, и Божеством пронизаны Его ум, и сердце, и тело, и вся Его природа. И открывая нам в плоти Своей, что Он есть, Он открывает нам о Боге нечто, чего мы и вообразить себе не могли: Бога, Который ради любви готов отдать нам Себя неограниченно. Вы можете сделать со Мной, что захотите, — Я не перестану вас любить. Вы можете надругаться надо Мной, вы можете отречься от Меня, вы можете замучить Меня, можете предать Меня, можете отвергнуть Меня, можете оплевать Меня, можете распять и убить Меня — Моя любовь не поколеблется. Вольной волей Я становлюсь уязвимым, беспомощным, чтобы вы узнали, что такое Божия любовь — и всякая любовь: отдача себя, отдача до конца, без горечи, без отказа.

Вот что означает рождение Христа, вот что оно говорит нам, и слово это сугубо верно. Он рождается в смерть. Он рождается на страдание, Он рождается в ограничения тварного и падшего мира для того, чтобы мы поверили в Божественную любовь. А чего ожидает Он от нас? — Понимания! Останемся ли мы слепы к Богу, так Себя нам открывшему? Останемся ли мы слепы и к тому человеческому величию, которое Он нам в Себе открыл: потому что ум и сердце, тело и воля воплощенного Сына Божия были подлинно человеческими. Человечество Его было пронизано Божеством, но оно не перестало быть подлинным человечеством. Не значит ли это, что все мы — каждый из нас — сотворены такими, что мы можем быть не только духоносными, но и Богоносными? Мы можем быть пронизаны Самим Божеством, соединяясь с Тем Богом, Который соединил Себя с нами.

Вдумаемся же в то величие, к которому мы призваны, и которое не только обещано или провозглашено нам, но открыто, раскрыто, явлено в личности Господа Иисуса Христа. Задумаемся также об этом рождении в смерть Бессмертного, об этой отдаче Себя, и поставим перед собой вопрос: как мы отзываемся? На что мы обрекаем себя самих, отрекаясь от своего первородства? И как мы поступаем с Богом, Который стал человеком для того, чтобы мы, по древнему присловью, стали богами?

Будем радоваться с трепетом, с благоговением, будем радоваться, но получим также и вдохновенье от этого дивного чуда, которое тогда совершилось и продолжает совершаться теперь среди нас. Аминь.

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>