<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Памяти святителя Иннокентия,
митрополита Московского (1879)

 

26 августа 1797 года в глухом сибирском селе Ангинском, что в Иркутской губернии, у пономаря церкви святого Ильи Пророка Евсевия Попова родился сын Иван, будущий митрополит Московский и Коломенский Иннокентий. Мальчик оказался смышленым, к семи годам он уже читал за богослужением Апостол. В девять лет Иван был принят в Иркутскую духовную семинарию. Там за успехи в учебе получает семнадцатилетний Иван Попов свою первую награду. Наградили его... новой фамилией. В 1814 году скончался глубоко почитаемый паствой епископ Иркутский Вениамин (Багрянский), в честь которого ректор семинарии дал фамилию своему лучшему воспитаннику. Так стал Иван Попов — Иваном Вениаминовым.

Как лучший ученик, Иван должен был отправиться на учебу в Московскую духовную академию. Но незапланированная ректором женитьба Ивана Вениаминова на священнической дочери Екатерине разрушила намеченные планы. Иван остался в Иркутске и вскоре был рукоположен в священника при Благовещенской церкви. В приходе его любили и уважали. У него был свой дом, была любимая жена, родившая ему сына. Кроме того, обладая необыкновенными способностями к занятиям механикой, священник Иоанн наладился изготавливать часы и музыкальные органчики с духовными гимнами, и этим ремеслом вполне прочно обеспечивал материальное положение своей семьи. Казалось, впереди была благополучная жизнь в сытости и достатке...

В начале 1823 года Иркутский епископ получил предписание от Синода послать священника на Алеутские острова, входившие тогда в состав русских владений, для просвещения светом Христовой веры тамошних инородцев. Никто из духовенства, естественно, ехать не хотел. Отказался поначалу и о. Иоанн. Епископ оказался в затруднении: добровольцев не находилось, а насильно посылать было нельзя. И вдруг приходит к нему отец Иоанн и выражает желание ехать. О том, как случилось это, он рассказывал сам. Многократно слышавший рассказы Ивана Крюкова, выходца из тех мест, об усердии алеутов к молитве и слушанию слова Божия, о. Иоанн неожиданно переменился: «Я вдруг и, можно сказать, весь загорелся желанием ехать к таким людям».

Больше года заняла дорога на главный остров Алеутского архипелага Уналашку, куда о. Иоанн прибыл с семьей в июле 1824 года. Отслужив в ветхой деревянной часовне первую литургию, он сразу взялся за возведение храма, который строил своими руками вместе с островитянами. У алеутов учился отец Вениамин их языку, а алеутов учил не только основам православной жизни, но и различным ремеслам. Алеуты оказались переимчивыми учениками, быстро осваивая неведомое им прежде мастерство. Еще более поразительными были успехи отца Иоанна Вениаминова. Очень скоро он освоил шесть наречий местных племен, составил для самого распространенного на островах языка азбуку и перевел на него Евангелие от Матфея, катехизис и наиболее употребительные молитвы. Появление этих переводов алеуты встретили с большой радостью и стали усердно учиться грамоте. Отец Иоанн устроил на Уналашке училище для мальчиков и сам учил их, составив все учебники. Кроме языка отец Иоанн усердно изучал быт своей паствы. Так, он собрал песни алеутов, по своим наблюдениям за природными явлениями составил «Записку об островах Уналашкинского отдела». Сам отец Иоанн жил с семьей сначала в тесной землянке, или юрте, а потом перешел в скромный домик, выстроенный собственными руками.

В неусыпных трудах отец Иоанн Вениаминов провел на Уналашке десять лет. В течение этого времени он обратил в христианство всех жителей острова. Последующие пять лет он проповедовал христианство другому североамериканскому народу — колошам.

В 1838 году о. Иоанн отправился в Санкт-Петербург ходатайствовать перед Синодом об увеличении штата священников в американских владениях России и о разрешении на печать своих переводов Священного Писания на туземные языки. Супруга и шестеро детей остались в Иркутске. Хлопоты с изданием книг на алеутском языке задержали о. Иоанна в Санкт-Петербурге, где он получил известие о кончине супруги. Устроив своих детей, по совету святителя Московского Филарета он принял монашество с именем Иннокентий.

Вскоре была учреждена новая Камчатско-Курильская и Алеутская епархия, первым архипастырем которой стал епископ Иннокентий (Вениаминов). Тысячи километров Камчатки и Восточной Сибири пройдены им в заботах об устройстве новых духовных миссий среди коряков, чукчей и тунгусов. Под руководством владыки Иннокентия были переведены на якутский и тунгусский языки книги Священного Писания. 19 июля 1859 года было совершено первое богослужение на якутском языке. Преосвященный сам служил молебен и читал Евангелие. Якутов до того тронуло это событие, что их старшины от лица всех своих собратьев представили владыке Иннокентию просьбу, чтобы день этот навсегда стал праздничным.

В 1868 году владыка Иннокентий назначается на Московскую кафедру. Ему было уже более семидесяти лет, он был удручен болезнью, почти слеп, но все-таки был преисполнен сил и рвения к деятельности. С целью проповеди Евангелия на окраинах России им было учреждено миссионерское общество. Его попечением было начато издание широко известных в верующем народе «Троицких листков».

«Дайте знать, — говорил святитель, предчувствуя скорую кончину, — чтобы при погребении моем речей не было, в них много похвал. А проповедь по мне скажите, она может иметь назидание, и вот текст для нее: от Господа стопы человеку исправляются (Пс. 36, 23)».

Мощи святителя Иннокентия, апостола Сибири и Америки, почивают в Успенском соборе Троице-Сергиевой лавры.

 

По материалам интернет-сайтов

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>