<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Памяти Преподобноисповедника
Георгия (Лаврова)

 

Преподобномученик Георгий, архимандрит (в мiру Лавров Герасим Дмитриевич) родился 28 февраля 1868 года в Орловской губернии в благочестивой крестьянской семье.

Всем семейством они ездили на богомолье в московские монастыри и храмы, в Троице-Сергиеву Лавру, в другие святые места. В одну из поездок в Лавру Герасим молился у святых мощей преподобного Сергия о даровании ему счастья. В ответ на детскую молитву он услышал в душе слова: «Иди в Оптину».

Однажды, 12-летний Герасим в Оптиной пустыни подошел под благословение к старцу Амвросию. Старец обнял его за голову, благословил и сказал, что ему следует оставаться здесь. Но только с 1890 года, после кончины отца, Герасим стал послушником Введенской Оптиной пустыни, где в 1899 году был пострижен с именем Георгий, и в 1902 году рукоположен в иеромонаха.

24 года прожил отец Георгий в благословенной обители. На протяжении многих лет наблюдая сотни людей, текущих со своим страданием и горем к духоносным оптинским старцам, он сердцем постигал, что более всего человеку необходимы любовь, милость, доброта.

С 1915-го по 1918-й годы отец Георгий был настоятелем Георгиевского монастыря в городе Мещовск Калужской губернии.

После закрытия монастыря в декабре 1918 года, батюшка был обвинен в «тайном заговоре» и «хранении оружия». Из Мещовской тюрьмы батюшку вместе с группой арестованных повезли в тюрьму Калуги, где их должны были расстрелять. Перед этим отцу Георгию было чудесное видение, после которого он утешил всех арестованных, сказав, что они останутся живы. И, действительно, их вагон почему-то прицепили к другому поезду, идущему в Москву. По прибытии в Москву арестованных поместили в Таганскую тюрьму Москвы. Пока производилось дознание, в 1919 году вышла амнистия и расстрел был заменен пятью годами заключения.

До 1921 года батюшка находился в одиночной камере. В тюрьме он перенес операции. Тюремный доктор Жижиленко (будущий тайный епископ Максим) обучил его медицинским навыкам и старец был поставлен на должность санитара, благодаря чему имел доступ к самым разным людям, в том числе и в камеры смертников. Батюшка исповедовал и причащал желающих, старался всех утешить и ободрить. Иногда он со слезами уговаривал умирающих исповедаться, если видел, что человек уходит из этой жизни озлобленным.

В Таганской тюрьме он получил благословение на старчество от митрополита Кирилла (Смирнова). Из тюрьмы отец Георгий был взят «на поруки» будущим священномучеником Феодором (Поздеевским), который предоставил ему возможность проживания и служения в возглавляемом им Свято-Даниловом монастыре. Там батюшка принимал множество людей в келье при входе в Покровскую церковь.

«Золотце, золотой мой, деточка» — так он обращался к людям. Праведность жизни, глубокое смирение и необыкновенный дар любви притягивали к себе тех, кто искал духовной опоры. К старцу приходили отягощенные грехом, страстями, душевной смятенностью — и уходили облегченные, просветленные, нашедшие выход из жизненного тупика и — главное — обретшие веру в милосердие Божие.

На исповедь к архимандриту Георгию обычно выстраивалась большая очередь. Старец благословлял людей учиться, приобретать специальности по своим способностям и возможностям, развивать данные Богом таланты и не обращать внимание на неустройство быта, столь обычное в то время. Некоторые питомцы старца, тогда еще студенты, впоследствии стали видными учеными.

В мае 1928 года батюшку арестовали во второй раз. Он был обвинен в том, что «играл роль старца в черносотенном монастыре, вел антисоветскую пропаганду среди обслуживаемого контингента». Батюшку приговорили к трем годам ссылки в поселок Кара-Тюбе Уральской области (ныне Казахстан). Там он жил в тяжелых условиях, но утешался совершением Литургии в своей хижинке. В ссылке батюшка заболел раком гортани.

После освобождения старец поселился в Нижнем Новгороде. Блаженная кончина преподобного старца Георгия была тихой и мирной. Умирая странником, в чужом доме, но в окружении духовных детей, он до последнего часа исполнял свое пастырское призвание. 4 июля 1932 года после причащения Святых Таин отец Георгий скончался и был погребен на местном Бугровском кладбище.

В октябре 2000 года были обретены святые мощи старца, которые перевезли в Свято-Данилов монастырь в Москве.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

 

По материалам интернет-сайтов

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>