<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Памяти священноисповедника
Романа Медведя (1937)

 

Священноисповедник Роман Иванович Медведь родился в Холмской губернии 1 октября 1874 года. Еще в семинарии его любимым учителем стал будущий русский Патриарх Тихон. Затем судьба свела Романа Медведя со знаменитым проповедником Иоанном Кронштадтским, ставшим его духовным отцом. Духовное окормление отца Иоанна оказало большое влияние на Романа Ивановича — став пастырем, он центром своей деятельности сделал литургическое служение, и бывали годы, когда он служил ежедневно.

В 1907 году на квартиру к нему пришел Григорий Распутин, и отец Роман, будучи человеком прямым, счел нужным в лицо высказать пришедшему свое мнение о нем. В гневе и раздражении покинул тот священника. Через две недели последовал указ о переводе отца Романа полковым священником в город Томашов Польский, на границу Польши с Германией. Перед тем как туда отправиться, отец Роман с женой поехал к отцу Иоанну Кронштадтскому и рассказал о случившемся. «Это все кратковременно, все будет хорошо, скоро он о тебе забудет», — сказал отец Иоанн.

С 1907 года отец Роман служил настоятелем Адмиралтейского Свято-Владимирского собора в городе Севастополь. Как протопресвитер Черноморского флота, он пользовался огромным авторитетом среди моряков. В его подчинении находились 50 священников на кораблях флота. Чтобы развеять революционную «романтику» на флоте, батюшка выпустил брошюру о соблазнах революции и основах Православия. С помощью проповеди батюшке удалось прекратить волнения 1912 года на линкоре «Святитель Иоанн Златоустый»; там же он исповедывал приговоренных к расстрелу матросов.

После переворота 1917 года, спасаясь от готовящегося матросами-революционерами покушения, священник вынужден был перебраться из Севастополя в Москву и был назначен настоятелем храма Василия Блаженного после ареста и расстрела предыдущего настоятеля протоиерея Иоанна Восторгова. Конечно, отца Романа в свою очередь тоже арестовали, — причем допрашивал его лично председатель ВЧК Феликс Дзержинский. Первый арест был недолгим, и вскоре Патриарх Тихон назначил отца Романа в храм святителя Алексия, митрополита Московского, что в Глинищевском переулке.

При этом храме протоиерей Роман основал Братство ревнителей Православия в честь святителя Алексия, митрополита Московского, которое сыграло очень большую роль в духовной жизни послереволюционной Москвы. Алексеевское Братство отличал особый дух любви и взаимопомощи. Члены общины все делали сообща: прислуживали за богослужением, молились, проповедовали, занимались делами милосердия, — и в свою очередь, для каждого человека отец Роман находил время. Слава о подвижничестве настоятеля достигла прославленного сейчас в лике святых священника Алексия Мечева, главы известнейшей «маросейской» общины христиан. Как-то, побывав в храме и увидев жизнь Братства, праведный Алексий даже сказал отцу Роману: «У тебя стационар, а у меня только амбулатория».

В 1930 году власти всерьез обеспокоились тем, что в самом центре Москвы существует такая крепкая и сплоченная группа «церковников». 16 февраля 1931 года священник был арестован вместе с тридцатью самыми активными членами Братства. Храм закрыли, а через три года и вовсе снесли. Всех арестованных осудили по 58-й статье, приписав участие в «контрреволюционной организации». В деле можно прочесть о том, что «участниками организации проводились нелегальные собрания под руководством Медведя, на которых велась работа по воспитанию членов организации в антисоветском духе». Следователи добивались, чтобы отец Роман назвал всех, кто был тайно пострижен в монашество, и рассказал, где и когда это происходило. Назвав только тех, кто сам рассказал о принятии ими монашеского пострига, отец Роман далее сказал: «О происходивших других тайных постригах из числа членов моего братства показывать по своим религиозным убеждениям отказываюсь». Отцу Роману дали десять лет лагерей, срок отбывал он на Беломорско-Балтийском канале.

Из ссылки отец Роман возвратился в 1936 году совершенно больным, его отпустили раньше срока умирать домой. 18 августа 1937 года, чувствуя приближение смерти, отец Роман изъявил желание принять монашеский постриг, и был пострижен в рясофор с именем Иосиф.

Незадолго до смерти отца Романа к нему приходили, чтобы снова его арестовать. Он уже не вставал, при сотрудниках НКВД случилось кровохарканье. Супруга Анна Николаевна без смущения сказала: «Забирайте, он вот-вот умрет, и мне не надо будет его хоронить». Они потолкались в дверях и ушли. Забирать умирающего им не хотелось. Судя по его состоянию, они могли его не довезти. Отец Роман благодарно улыбнулся матушке: мол, отстояла его предсмертные часы.

Несмотря на недуги, отец Роман в свои последние дни не только не отчаивался, но даже укреплял в вере всех, кто был с ним рядом. Великий труженик и исповедник Церкви Христовой Протоиерей Роман Медведь отошел ко Господу 8 сентября 1937 года – с улыбкой на устах, в последнем жесте протянув свои руки к небу. На девятый день его дочь Ирина после поминок заснула на кровати отца Романа, укрывшись его лагерным одеялом, и увидела видение: ее отец стоит на коленях перед иконами в золотом облачении, подаренном ему еще в Крыму, и читает Отче наш.

Святые мощи его сейчас находятся в храме Покрова Пресвятой Богородицы, что на Лыщиковой горе в Москве (м. Курская, Таганская). К раке его мощей приходят страждущие, обращаются с просьбами, получают помощь и духовное утешение. «Откажитесь от своего малого и Господь даст Свое большое», — завещал исповедник Христов.

 

По материалам интернет-сайтов

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>