<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Перенесение мощей святого праведного
Алексия Московского

 

Отец Алексий Мечев родился в 1859 году. В юности он мечтал поступить в университет и выучиться на доктора, но мать сказала, что хочет видеть его священником. Алексей покорился и поступил псаломщиком в церковь.

В 1884 году отец Алексий женился и вскоре был посвящен в диаконы, а затем и в иереи. Стали рождаться дети: Александра, Анна, Алексей, Сергей (священномученик, расстрелян в 1942 году), Ольга. В семье также воспитывалось несколько сирот, поэтому жили бедно. Однажды жена отца Алексия Анна Петровна дала ему 50 рублей и послала купить что-нибудь к празднику Рождества. «Вот шел я, — рассказывал отец Алексий. — Какая-то женщина с двумя детьми падает ко мне в ноги и со слезами просит помочь, чтобы чем-нибудь покормить своих детей. Сжалось мое сердце при виде ее слез и этих голодных детей, и я отдал ей все деньги. Благословил я ее и ребятишек. Она со слезами поблагодарила меня и пошла. Остановился я и думаю, а что я отвечу своей матушке, ведь она страшно огорчится... Пришел. Ребятишки открывают дверь и кричат: "Отец Алексий пришел, папа пришел!". Матушка ласково спрашивает: "Ну, что купил для праздника?". Я молча опустил голову и говорю: "Виноват, прости!" Она с горечью говорит: "А что случилось? Потерял или кому отдал?" И тут звонок в дверь — пришел денежный перевод! Я заплакал, и радости не было конца, благодарил Господа. Потом рассказал матушке все подробно, и она ответила: "Я так и знала — или ты потеряешь, или кому отдашь"».

В 1902 году жена отца Алексия матушка Анна умерла. Вне себя от горя он отправился в храм, где служил отец Иоанн Кронштадтский. «Стоя в соборе посреди десятков тысяч людей, я вдруг увидел взгляд отца Иоанна и услышал его голос: «Скорбящий отец Алексий, поди-ка ко мне». Толпа расступилась. Он возложил на меня руки и сказал: «Свое горе разделяй с горем народа. Утешай, благословляй, молись за людей и помогай как и чем можешь, а сейчас будешь служить со мной литургию». Во время литургии не помню, где я был, точно на небе. Я не чувствовал под собой пола, точно стоял в воздухе, обливаясь слезами. А батюшка отец Иоанн рыдал и был весь в свете...»

Отец Алексий вернулся в свой приход. «Восемь лет я служил литургию каждый день в пустом храме. Один протоиерей говорил мне: "Как ни пройду мимо твоего храма, все у тебя звонят. Заходил я в церковь — пусто. Ничего не выйдет у тебя: понапрасну звонишь"». Но отец Алексий продолжал служить, и через несколько лет народ пошел к нему рекой.

Старец утверждал, что наступило время, когда «все пустынники и затворники должны выйти на службу народу». Отец Алексий вывел старчество из монастыря в мiр. И многим это не понравилось. Над ним смеялись, в монастырях качали головой: «Взялся батюшка не за свое дело. Если он старец, то должен быть в монастыре». В мiру судачили, что отец Алексий хочет всех упрятать в монастырь и завел у себя бесконечную службу... Но он поступал по-своему и говорил, что не может иначе.

Часто к нему приходили с вопросами: что делать — продавать шубу или нет? Открыть лавку или корову купить? Многие удивлялись, глядя, как отец Алексий терпеливо выслушивал этих людей, никогда не гнал от себя. Однажды он признался: «Да, приходится заставлять себя слушать. Нужно понуждать себя входить в их интересы, стараться чувствовать, как они чувствуют, думать, как они думают. Таким образом их состояние становится для тебя ясным. Начинаешь их жалеть, а, жалея — любить... Привыкнуть к этому трудно. Кто бы к тебе ни пришел, переживай с ним то, что он переживает. Входи в его душу, а себя забудь, совершенно забудь себя...»

Шла к нему и интеллигенция — это были уже другие проблемы, другие запросы души. Он во все вникал, всем давал совет. Но если при нем начинали умствовать, пускаться в отвлеченные построения, он смеялся: «Я неграмотный, не понимаю».

Ни в храме, ни дома он не имел и свободной минуты. Очередь к нему на квартиру выстраивалась с раннего утра. Отец Алексий успевал с каждым поговорить, каждого приласкать и утешить. Он утешал не рассуждениями ума, а голосом сердца и многолетним опытом любви. Маросейский священник обладал и даром исцелений.

Иногда, глядя на клочок бумаги с именами людей, которых он никогда не видел, отец Алексий задумчиво произносил: «Вот этому нужно то-то и то-то». Один из прихожан вспоминал: «Часто не успеешь сказать ему, только начнешь: «Батюшка...» — а он уже прерывает: «Какой у меня случай был. Недавно приходит ко мне одна женщина...» И он рассказывает то, что является обличением моего греха, что заставляет меня возненавидеть грех, отвернуться от него».

«Я не прозорливый, — говорил он, — а просто у меня большой опыт, потому что я всю мою жизнь с народом, и, когда приходит ко мне человек, сразу вижу, какой у него характер и что его беспокоит. И кто бы ни был на моем месте, хотя бы идиот какой, все равно он начал бы понимать, ведь я почти сорок лет работаю так...»

В советское время отца Алексия дважды вызывали в ОГПУ, запрещали принимать верующих. Лишь по причине тяжелой болезни он не был подвергнут репрессиям. Протоиерей Алексий Мечев скончался 22 июня 1923 года от паралича сердца. А 15 июня Москва вышла на похороны батюшки. Это было похоже не на похороны, а на прославление мощей.

Мощи отца Алексия оказались нетленными, это обнаружилось в 1934 году. Тело отца Алексия переложили в новый гроб. Одежды на нем оставались серебряными, ничуть не поврежденными. Руки были сложены на груди, как у только что скончавшегося. В гробе лежали цветы! Сам гроб при этом совершенно истлел.

В 2001 году совершилось обретение мощей святого праведного Алексия Московского и торжественное перенесение их в храм св. Николая на Маросейке.

 

Из духовного завещания св. прав. Алексия Мечева

Присмотритесь ближе к этой житейской суете мiра. С утра до поздней ночи, от ночи до утра мiр суетится для себя. Бывают, правда, минуты — войдет человек в храм; обнимет его сила небесной жизни — и он в горячей молитве забудет мiр с его страстями, с его безбожием в жизни, духом понесется в небо: он готов после жить только для неба, готов своими объятиями обнять все человечество; он с омерзением смотрит на свои грехи и пороки — и в его душе разливается как будто особенный мир... Но вот он опять вне храма; проходят две-три минуты, и увы! Где прежний мир, где прежняя любовь и вера? Дух суеты мiрской, как ураган в пустыне, дохнет на прослезившегося человека житейской заботой — и снова начинается старая жизнь по плоти, снова открывается работа мiру и страстям. И так до нового момента поднятия духа.

А как относятся люди друг к другу? Что прежде всего в этих отношениях? Себялюбие, которое во всем видит и ищет только свою пользу. Что мне говорить о страшных грехах, которые порождаются этим самолюбием.

Итак, забывающий Бога христианский мiр! Опомнись! Оставь мiрскую суету и познай, что на земле нужно жить только для неба...

 

По материалам интернет-сайта www.orthodoxworld.ru

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>