<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Материал о Святейшем Патриархе Алексии II

 

Слово митрополита Антония Сурожского
на интронизацию Патриарха Алексия

9 июня 1990 года, Москва

...Патриарх, епископ, священник нуждается во всей любви, во всей поддержке, какую только может дать ему народ, который вокруг него, ибо крест пастырства может быть так тяжек, как был крест Христов, когда Он его нес на Голгофу, и может кончиться так же, как жизнь Спасителя, распятием. Когда Владыка Алексий дал свое согласие на то, чтобы стать патриархом, когда он принял волю всего епископата и русского народа, выраженную представителями всех епархий, монастырей, школ, различных заведений, он вступил на этот тернистый, крестный путь. До того он шел путем всякого христианина, который сознательно выбирает следование Христу. Кто хочет по Мне идти, да отвержется себе, да возьмет крест свой и да грядет по Мне, — говорит Господь.

Отвергнуться себя значит забыть про себя, уж не оглядываться на себя никогда, а только глядеть на путь Господень и выйти на служение тем, за которых Бог стал человеком, за которых Христос жил и умер. Но когда он будет завтра настолован, станет действительно таинственно Патриархом Московским и всея Руси, человеческая его жизнь придет к концу, начнется житие. Его судьба будет перекликаться с судьбой Спасителя — в меру его сил, в меру его веры и в меру ваших молитв и поддержки...

Мы возложили на Владыку Алексия крест, мы ему поручили не только быть нам примером, не только словом нас вдохновлять, но тяготы наши носить, взять на свои плечи все страдание, все колебания, всю боль нашей земли. Как должны мы о нем молиться!.. И вот я прошу, я молю вас — не только сегодня, что я сказал об этом, но изо дня в день молиться о нем, даже если вы не будете видеть его подвига. И конечно, вы ничего не увидите из его подвига, как никто не видел, каков был подвиг Христов, до момента, когда Его пригвоздили ко кресту и когда Он сказал: «Прости им, Отче, они не знают, что творят». Мы не будем знать, какова в нем борьба, какой крест, какая тяжесть; мы должны молитвой всецерковной, любовью, заботой его оградить, его поддержать, с ним быть, и идти тем же самым путем, которым он сейчас направляется — может, на Голгофу, а может — во славу Божию. Аминь!

 

Слово протоиерея Димитрия Смирнова
у гроба Святейшего Патриарха Алексия

9 декабря 2008 года, Храм Христа Спасителя

В эти особенные святые дни мы погребаем великого человека, великого сына нашего народа, замечательный и святой плод, который взрастила наша Русская Церковь.

Господь нам заповедовал судить о древе по его плодам, и когда перед мысленным нашим взором проходит жизнь нашего первосвятителя, мы видим, что плоды этой жизни прекрасны и обильны.

Свои церковные послушания он начал еще в детстве, читая в храме Апостол и часы, прислуживая в алтаре. И пройдя все церковные послушания, промыслом Божиим он был вознесен на патриарший престол. За годы своего патриаршества благодаря его молитве, его мудрому руководству, его необыкновенному терпению и мужеству, его особенной прозорливости, он провел церковный корабль через такие бури, что было очевидно, что благодать Божия и Святая Троица непосредственно участвуют в жизни нашего Патриарха.

В то время, когда сатане удается всех расколоть, благодаря огромным трудам — и молитвенным, и церковно-политическим — Патриарху удалось совместно с предстоятелем Русской Зарубежной Церкви объединить эти две ветви Русского Православия. Это величайшее событие эпохи патриаршества святителя Алексия II. Тем самым православие явило свою силу и возможность преодолевать рознь мiра сего. Такая любовь Христова, которой обладал наш Святейший, растопила в себе все средостения, которые возникли за годы разделений.

Он один, благодаря обаянию собственной личности, огромной теплоты, которая исходила из его сердца и глаз, сумел церковный корабль провести на такую высоту! Количество храмов умножилось до 30 тысяч, а количество монастырей из 18-ти превзошло цифру 700. Эта цифра столь фантастична, что в это даже трудно поверить, но это так. Уже половина всех монастырей Российской Империи восстановлена, и созидаются новые. И все это по благословению его Святейшества, его молитвами, его трудами. За всю двухтысячелетнюю историю Православия ни в какой стране, ни в какую эпоху за 15 лет не открывалось 700 монастырей!

Несмотря на свой далеко не юный возраст, Патриарх трудился так, что молодым священникам он был всегда в укор. Потому что он у нас в Москве совершал Божественную литургию чаще, чем любой клирик. Его огромная любовь к богослужению, к таинству Святой Евхаристии, в которой, как он неоднократно говорил, он черпал свои силы и укреплялся духом, дала ему возможность поставить этот светильник на верху горы.

Все, кто его знал, все, кто имел счастье лично с ним общаться, поражались его простоте. Между ним и собеседником никогда не вырастала какая-то стена отчуждения. Наоборот, даже очень высокопоставленные люди чувствовали, ощущали в нем родного отца. Весь наш народ осиротел.

Конечно, мы знаем и верим, что жизнь человека не заканчивается смертью его тела. Мы верим, что Господь примет душу праведного святителя Своего во Царствие Божие. Но тем не менее, в силу того, что смерть неестественна для человека, нам очень трудно примириться с этим расставанием.

Наш Патриарх жил и служил так, с такой христианской любовью, с таким смирением, что он стал родным для всего нашего народа. Подлинным духовным вождем всего 100-миллионного крещеного люда. Поэтому из разных городов и весей люди двинулись в Москву для того, чтобы поклониться этому гробу, в котором почивает тело любимого всеми нами, очень хорошего, очень мудрого и святого человека. Хотя бы одним глазком посмотреть. Сотни тысяч людей приходили в храм, некоторые стояли целой ночью и под дождем. И стар, и млад. Некоторые приходили с очень маленькими детьми, которые исполнялись чувством благоговения, ощущением приобщения к чему-то великому. И это действительно так.

Святейший Патриарх нес груз всей ответственности за все то, что происходит в Церкви. А каждый день помимо той радости, которую он всегда испытывал, когда приходили вести о строительстве церковном и созидании духовной жизни, приносил и скорбь. Иногда очень страшную, как пожары, как пролитая человеческая кровь. Поэтому сердце его, глубоко переживая каждую человеческую трагедию, содрогалось. Он боль чужого человека всегда встречал с собственной печалью, а радость — с радостью. Подобно апостолу Павлу, он умел и сорадоваться, и печалиться. Он всегда соучаствовал в твоей беде. Поэтому Святейший Патриарх не только мудрый епископ, он еще и любящий пастырь, и отец. Множество людей любили приходить на все его службы, причащаться Святых Христовых Таин. Он знал их по именам, и переживал, если кто-то из них вдруг переставал попадаться перед его светлые очи, беспокоился об этом человеке. Если заболевал клирик, которого он знал, он всегда молился о нем и по возможности сообщал, о том, что болезнь известна, и он молится.

Сейчас мне вспомнился случай, когда я посещал в больнице одного очень известного пастыря, он тяжело болел. И когда мы встретились, он мне сказал: «Знаешь, отец Дмитрий, мне сегодня Святейший Патриарх прислал телеграмму, что он за меня молится». Несмотря на тяжелейшую болезнь, он был счастлив. Поэтому наш Патриарх был для всех нас и образцом пастырского участия. Даже трудно себе представить, насколько может человек расширить свое сердце, чтобы в нем поместились мы все. Только благодать Божия, которая была в нем, способна совершить такие чудеса.

В сегодняшний день мы испытываем сложные чувства, — мы испытываем и горе, но мы испытываем и радость. Потому что такая огромная волна народной любви, которую мы все явили в этот день, перекрывает ту скорбь об ушедшем от нас.

Не будем скорбеть, лучше все силы души нашей употребим на то, чтобы вознести молитву за нашего Патриарха. Будем молиться и в храме, и дома. Ответим ему нашей сыновней, дочерней любовью на его любовь к нам. И тогда эта наша скорбь приложится на радость. И я думаю, его душе это тоже доставит радость и упокоение.

Господь не оставит Своей Церкви. Если в такой смутнейший период нашей истории, когда мы начинали совершенно новый путь, и большинство народа даже не знало, куда мы идем, Господь из церковной среды поставил этого дивного пастыря, который стал пастырем и для правителей России, и для человека, находящегося в заключении. Что бы ни делалось, все делалось впервые. Святейший Патриарх освятил и первый храм в тюрьме, Святейший Патриарх рукоположил сотни священнослужителей, десятки святителей Божиих. Он был настоящим строителем Церкви в эту великую эпоху.

Поблагодарим его усердно и вознесем молитву за все его величайшие труды.

И то, что последнюю службу он совершил в Успенском соборе Московского Кремля на праздник Введения во храм, мы можем воспринимать как знак того, что Господь вводит его в Храм Небесный. Возблагодарим Бога, что Он даровал нам такого Патриарха.

Вознесем молитву о упокоении его великой души.

И пусть Господь приложит нашу скорбь на радость. Аминь.

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>