<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Памяти священномученика
Аркадия (Остальского),
епископа Бежецкого (1937)

 

Священномученик Аркадий, епископ Бежецкий, викарий Тверской епархии (в мiру Аркадий Иосифович Остальский) родился в 1888 году в Житомирской губернии в семье священника. Аркадий окончил Волынскую Духовную семинарию, а затем Киевскую Духовную академию. Он еще юношей мечтал о монашестве, но родители желали видеть его семейным священником, и Аркадий женился. Во время Первой Мiровой войны отец Аркадий служил военным священником в пехотном полку. В 1917 году он вернулся в Житомир, где стал неутомимым проповедником православия. За вдохновенные проповеди священника называли Златоустом.

После революции на Волыни началась гражданская война. Город Житомир занимали враждующие войска, и большинство населения бедствовало. По благословению святого епископа Фаддея, отец Аркадий организовал при своем приходском храме Свято-Николаевское братство, которое оказывало помощь всем нуждающимся и больным, хоронило на свои средства умерших. Отец Аркадий сам руководил деятельностью братства и поименно помнил всех больных, которых оно опекало.

Отец Аркадий не только побуждал других к нищелюбию и жертвенности, но и сам показывал пример совершенного нестяжания. Близкие, зная, что он не имеет средств, сшили ему шубу. Он надел эту шубу всего два раза, затем она внезапно исчезла. Оказалось, что он отдал ее бедной вдове, у которой было двое детей, больных туберкулезом. Когда мать священника спросила его, где шуба, он ответил, что она висит в алтаре. Но затем и в церкви поинтересовались, куда делась шуба, и отец Аркадий ответил: «Она висит там, где нужно». Однажды батюшка вышел из Житомира в сапогах, а в Киев пришел уже в лаптях. Ему на пути встретился какой-то бедняк, и они поменялись обувью.

В 1920 году в Житомире утвердились большевики. Весной 1922 года началось изъятие из храмов церковных ценностей. В Житомире было получено послание Святейшего Патриарха Тихона, в котором предлагалось отдавать только те церковные предметы, которые не имеют непосредственного употребления в богослужении. По распоряжению архиерея отец Аркадий огласил послание Патриарха в церкви. Это явилось достаточным поводом для ареста. Священники Аркадий и Иосиф Остальские, сын и отец, были арестованы и заключены в тюрьму, где отец Иосиф Остальский умер.

По делу священника Аркадия Остальского состоялся открытый судебный процесс. На суд было вызвано множество свидетелей. Все они говорили об отце Аркадии как об удивительном пастыре, бессребренике, всю свою жизнь посвятившем служению Богу и людям. Однако прокурор, подводя итоги судебного разбирательства, сказал, что данные характеристики служат не к оправданию священника, а только утяжеляют характер его преступления, показывая в нем человека идейного, убежденного; между тем как религиозные идеи противоречат установкам советской власти. «Такие люди, как священник Аркадий Остальский, не только не нужны советскому государству, но и крайне вредны для него», — сказал прокурор.

Суд приговорил отца Аркадия к расстрелу. Рассказывают, что во время чтения обвинительного заключения и приговора отец Аркадий заснул, и конвоиры вынуждены были его разбудить, чтобы сообщить, что он приговорен к смерти.

— Ну что ж, — сказал священник, — благодарю Бога за все. Для меня смерть — приобретение.

После суда прихожане стали хлопотать о смягчении приговора, и расстрел заменили пятью годами заключения. Через два года священника освободили.

Пока отец Аркадий был в заключении, его супруга вышла замуж за офицера Красной армии, а после освобождения отца Аркадия из тюрьмы она потребовала развода. Детей у них не было, и отец Аркадий согласился. После этого священник поехал помолиться в Дивеевский монастырь и в Саров. В Дивееве его встретила блаженная Мария Ивановна, которая внимательно поглядела на священника и сказала ему: «Будешь епископом, но из тюрьмы не выйдешь». В Сарове он был пострижен в монашество с оставлением того же имени.

В начале 1926 года отец Аркадий был рукоположен во епископа. Почти сразу после хиротонии владыка был арестован и отправлен в Харьков, куда ГПУ высылало многих выдающихся архиереев и священников украинских епархий.

Служить в назначенной владыке Аркадию Лубенской епархии было невозможно из-за надзора властей, и он уехал в Новоафонский монастырь на Кавказе. Жил в горах, встречался с подвижниками, которые населяли в то время ущелья Кавказских хребтов. Но и здесь положение было неспокойным, власти предпринимали меры к аресту монахов, с помощью охотников выслеживали их, арестовывали и расстреливали. Осознавая, что в любой момент он может быть также убит, епископ носил под подкладкой сапога свою фотографию, чтобы в случае смерти люди могли узнать о его участи. Несмотря на то, что владыке пришлось вести такой образ жизни и быть оторванным от своей епархии, епископ Аркадий поддерживал частую переписку с духовенством Полтавской епархии.

В 1928 году епископ Аркадий тяжело заболел и переехал в Киев, где жил на нелегальном положении. Не имея возможности получить место служения в какой-либо епархии, епископ Аркадий решил ехать в Москву и лично встретиться с начальником 6-го отдела ОГПУ Тучковым. В Москве епископ был арестован. В качестве обвинения ему было предъявлено его письмо священнику Полтавской епархии, неполный текст которого был распространен в качестве послания к пастве. На допросах от епископа требовали назвать имя того священника, которому было адресовано письмо. Владыка отказался, и его приговорили к 5 годам лагеря.

Срок заключения владыка Аркадий отбывал в Соловецком лагере особого назначения — работал сторожем, находился на общих (самых тяжелых) работах. В одной из его лагерных характеристик было сказано: «Лагерному распорядку не подчиняется... группировал вокруг себя служителей культа, ведя среди них агитацию против обновленческого направления... Требует строгой изоляции и неуклонного наблюдения». Пользовался авторитетом среди духовенства, находившегося в лагере. В заключении проводил богослужения, в тяжелейших условиях продолжал проповедовать. Говорил, что «нужно благодарить Бога, что Он у нас не отнял еще возможность совершать моление здесь, как ранее в катакомбах».

В 1931 г. был арестован в лагере по обвинению в «контрреволюционной агитации, нелегальных собраниях антисоветской организации под видом религиозных бесед». Один из свидетелей по его делу показал, что епископ Аркадий «среди заключенных пользовался особой популярностью, и каждое его слово считали почти за святое». Приговорен тройкой ОГПУ к пяти годам заключения, после приговора епископа в качестве наказания перевели на некоторое время на Секирную Гору — аналог внутренней тюрьмы с самым суровым режимом.

В феврале 1937 года, после отбытия срока заключения, владыка Аркадий был освобожден, тайно посетил Киев и Житомир, встречался с духовными детьми. Затем жил в Калуге, был назначен епископом Бежецким, викарием Тверской епархии, но власти не разрешили ему выехать к месту назначения.

В сентябре 1937 года епископ Аркадий пытался покинуть Калугу, но был арестован на вокзале в поезде. Виновным себя не признал, на допросе заявил: «После пятнадцати лет, проведенных в ссылке, на сегодняшний день я остаюсь не согласным с советской властью по вопросу религии и закрытия церквей».

Священномученик Аркадий (Остальский) был расстрелян по постановлению тройки НКВД 29 декабря 1937 года на Бутовском полигоне.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских в августе 2000 года.

 

По материалам книги игумена Дамаскина (Орловского)
«Мученики, исповедники и подвижники благочестия
Русской Православной Церкви ХХ столетия» www.fond.ru

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>