<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Патриарх Кирилл и Митрополит Петр:
обязывающие совпадения

 

Одним из важных моментов чина интронизации Патриарха Московского и всея Руси является вручение Предстоятелю Русской Православной Церкви Патриаршего жезла — посоха святителя Петра, митрополита Московского. Во время интронизации 16-го Патриарха Кирилла этот древний посох был по обычаю также принесен в Храм Христа Спасителя из Оружейной палаты, где он постоянно хранится. Этот символический акт исполнен глубокого смысла — новый Предстоятель Церкви берет в руки посох великого русского Святителя, который перенес Первосвятительскую кафедру в Москву, сделав столицу одного из рядовых русских княжеств Первопрестольным градом.

Однако 1 февраля во время интронизации Патриарха Кирилла вручение посоха святого митрополита Петра выглядело особенно символично. Ведь если внимательно присмотреться, мы обнаружим много общего как межу нашим временем и эпохой Святителя Петра, так и в особенностях личностей возглавителей нашей Церкви — Святого Петра и Кирилла.

Прежде всего, бросается в глаза схожесть нашего времени с началом XIV века, когда пришлось управлять Церковью Святителю Петру. То была эпоха удельной Руси, Отечество наше было разделено на множество княжеств. Шла ожесточенная борьба за первенство между Москвой и Тверью, борьба, сопровождавшаяся обманом, хитростью, коварством, кровавыми усобицами.

А что сейчас представляет собой наша Русь, каноническая территория Русской Православной Церкви, управление которой Промысл Божий вверил Патриарху Кириллу? Ныне новый удельный период наступил на Руси. Мы видим то же политическое разделение, ту же ожесточенную борьбу за первенство, только теперь — между Москвой и Киевом. Хитрости и обмана тоже хватает, а во время споров вокруг Тузлы дело едва не дошло до вооруженного столкновения между Российской Федерацией и Украиной. Впрочем, в августе минувшего года православные — русские и грузины — все-таки стреляли друг в друга (а в боевых действиях с грузинской стороны принимали участие граждане Украины).

Конечно, это началось не вчера, но Патриарх Алексий II все-таки вступил в управление Церковью, когда каноническая территория ее не была разделена еще между государствами.

Далее. Святителю Петру довелось управлять Церковью, когда была вполне реальна угроза автокефалии той части Руси, которая ныне входит в состав республики Украина. Напомним, что в 1299 году митрополит Максим окончательно покинул Киев, избрав местом своего пребывания город Владимир.

Недовольный переносом первосвятительской кафедры во Владимиро-Суздальскую землю князь Галицкий Юрий Львович захотел получить собственного митрополита. Для этого он отправил известного уже своими подвигами и благочестием Петра в Константинополь к Патриарху Афанасию. Однако Господь судил иначе. В 1305 году преставился митрополит Максим, и Константинопольский Патриарх возвел Петра не на галицкую, а на общерусскую кафедру. В это время Тверской князь святой Михаил отправил в Константинополь игумена Геронтия для поставления его в митрополиты. Однако привезенные игуменом святительское облачение и жезл Патриарх Афанасий вручил Святителю Петру, который, вернувшись на Русь, пожил год в Киеве, но в 1309 году окончательно перебрался во Владимир. Автокефалия не состоялась.

Патриарху Кириллу, очевидно, придется также столкнуться с угрозой автокефалии, которая, как и во времена Святителя Петра, инициируется прежде всего политической властью.

Еще одно сходство двух эпох: Митрополиту Петру пришлось управлять Церковью во время монголо-татарского ига; Патриарху Кириллу придется вести церковный корабль тоже в эпоху ига, нового ига — долларового. И еще неизвестно, в условиях какого ига легче возглавлять церковный организм.

Но дело не сводится только к сходству времен. Мы видим много общего и в личных качествах и обстоятельствах жизни двух Предстоятелей нашей Церкви.

Одним из несомненных достоинств нового Патриарха являются недюжинные дипломатические способности, которые он проявил, возглавляя дипломатическое ведомство Церкви. Во времена Митрополита Петра у Церкви не было своего ОВЦС, как и вообще церковной бюрократии, поэтому заниматься дипломатией приходилось самому Первосвятителю. И он показал себя прекрасным дипломатом. В 1313 году, когда ордынским ханом стал принявший ислам Узбек, Святитель отправился в Орду, где ему удалось получить от хана ярлык, которым подтверждались все прежние льготы русского духовенства. Более того, хан даровал главе Русской Церкви новую льготу — право самому судить всех церковнослужителей.

Сегодня дипломатические способности Предстоятеля окажутся весьма и весьма востребованными. Нужно урегулировать наши отношения с Грузинской, Константинопольской и Румынской Церквями, а это — дело весьма непростое, учитывая какой клубок противоречий придется распутывать. Нужно будет также выстроить наши отношения с Ватиканом, чтобы, сняв вопрос о католическом прозелитизме, получить в лице Рима союзника в борьбе против агрессивного атеизма и захлестнувшей мiр безнравственности. Патриарху понадобится немалое искусство, чтобы выстраивать отношения с властью. Чтобы в результате сохранилось тесное сотрудничество Церкви и государства, но при этом властьимущие прислушивались бы к голосу Священноначалия в вопросах нравственного воспитания общества и защиты обездоленных. Чтобы Русская Церковь не превратилась в «православный Ватикан», но и не стала придатком государства. Все это требует недюжинных дипломатических способностей и колоссальной работы.

Любопытно, что сходство между Митрополитом Петром и Патриархом Кириллом проявляется даже в обвинениях их в симонии или, говоря современным языком, финансовой нечистоплотности. Напомним, что в разгар борьбы за первенство между Москвой и Тверью, Святитель Петр поддержал московского князя Юрия Данииловича. Следствием чего стало возведение тверским епископом Андреем обвинения против Святителя перед Константинопольским Патриархом. В 1311 году в Переяславле был созван собор для суда над Митрополитом Петром, признавший все обвинения клеветой.

Такие совпадения не могут быть случайностью. Господь, видимо, призывает нового Святейшего Патриарха повторить подвиг Святителя Петра, кстати, незаслуженно забытого ныне. Конечно, мы почитаем его в сонме Святителей Московских и всея Руси, но его заслуги как выдающегося государственного деятеля почти не вспоминаются нами. А ведь именно Митрополиту Петру мы обязаны возвышением Москвы и дальнейшим объединением русских земель. По совету святого Петра великий князь Иоанн Даниилович Калита заложил в 1326 году в Москве первую каменную церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы. Как повествует летопись, Святитель сказал князю: «Если ты, успокоишь старость мою и возведешь здесь храм Богоматери, то будешь славнее всех иных князей, и род твой возвеличится, кости мои останутся в сем граде, святители захотят обитать в оном, и руки его взыдут на плещи врагов наших». Так и случилось.

Не менее символично, что посох Митрополита Петра вручил Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу не кто иной как Блаженнейший Владимир, Митрополит Киевский, сопроводивший вручение проникновенным словом. Напомним, что накануне Поместного Собора Митрополит Владимир отказался от притязаний на патриаршую кафедру, а в самый день Собора призвал соборян отдать свои голоса митрополиту Кириллу (этот призыв, несомненно, сыграл важную роль в избрании его Патриархом, учитывая высочайший авторитет Блаженнейшего Владимира в нашей Церкви). И вот именно Предстоятель Украинской Православной Церкви Московского Патриархата вручил посох Святителя Петра, уроженца Волыни, новому Московскому Патриарху. Этим символическим актом Киев подтвердил установленное митрополитом Петром первоверховенство Москвы — Третьего Рима. Это ЗАВЕТ всем русским православным людям: единство русского мiра — та цель, ради которой мы все должны трудиться. Как тут не вспомнить слова почившего Святейшего Патриарха Алексия, сказанные им в Киеве на торжествах по случаю 1020-летия Крещения Руси о том, что в Киевской купели родился единый православный народ. Он ведь говорил о том же!

Мы, православные, в отличие от атеистов, знаем, что случайностей в истории не бывает. Митрополит Петр, родившийся на Волыни (по-нынешнему, «западэнец») не прельстился перспективой стать автокефальным Галицким митрополитом, что открывало перспективу тогдашней «евроинтеграции». Он предпочел перспективам «евроинтеграции» многотрудный путь объединения Русского мiра. Претерпевая клевету от единоверцев, смиряясь перед грозным мусульманином ханом Узбеком, он кропотливо трудился над созданием условий воссоединения Руси. Трудился и победил.

Нынешние правители Украины, презрев заветы Святителя Петра, снова пытаются частным образом «евроинтегрироваться». Им мешает Русская Православная Церковь, которую они неистово стремятся разрушить. Надо признать, что и в среде политической элиты России есть влиятельные силы, ориентированные на евроинтеграцию. Им тоже не нужна такая «громоздкая», «имперская» Церковь. С такой Церковью ведь в Европу не пустят. Так против Русской Православной Церкви работают рука об руку российские и украинские либералы и националисты, легко находящие в этом вопросе общий язык.
Очевидно, что Патриарху Кириллу придется столкнуться с мощным давлением как из Киева, так и из

Москвы (а может быть, и из Минска, Кишинева и Астаны, ведь тамошние правители тоже не прочь получить собственную церковь). Неизвестно, удастся ли получить в этом вопросе помощь Кремля, где о национальных интересах говорится только в размерах РФ. Понятия «Историческая Россия», «Русь», «Третий Рим» пока отсутствуют в лексиконе наследников Ивана Калиты, Ивана Грозного и Петра Великого. Патриарху придется, стремясь сохранить Церковь, объяснять эти высокие понятия на том языке, который понимают нынешние хозяева Кремля.

Совпадение эпох и личных качеств Митрополита Петра и Патриарха Кирилла дает основание надеяться, что 16-й Патриарх Московский и всея Руси, следуя заветам Святителя Петра, сохранит единство Русской Церкви, что является залогом сохранения единства Русского мiра, единства Русской православной цивилизации. Примечательно, что после интронизации Патриарх Кирилл произнес сакраментальные слова (причем, все слышали, что произнес он их с особенным чувством): «Патриарх — защитник внешних канонических рубежей Церкви. Это служение приобретает особое значение в той ситуации, которая возникла после образования независимых государств на пространстве «исторической Руси». Уважая их суверенитет и радея о благе каждого из этих государств, Патриарх в то же время призван заботиться о сохранении и укреплении духовных связей между населяющими их народами во имя сбережения той системы ценностей, которую являет мiру единая православная цивилизация Святой Руси».

 

Анатолий Степанов, Русская линия www.rusk.ru

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>