<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Памяти преподобноисповедника
Сергия (Сребрянского) (1948)

 

Последний духовник Марфо-Мариинской обители преподобноисповедник Сергий (в мiру — Митрофан Васильевич Сребрянский) родился в 1870 г. в семье священника. Как и большинство детей священников, он окончил Духовную семинарию, но священником стал не сразу. Под влиянием народнических идей Митрофан поступил в Варшавский ветеринарный институт. Здесь, в Польше, он познакомился с Ольгой Владимировной Исполатовской, дочерью священника Тверской епархии, которая приехала навестить родственников. Они обвенчались в 1893 году.

В душе юноши было пламенное желание служить людям, и он, наконец, понял, что не может ограничиться лишь помощью крестьянам в ведении хозяйства, и решил стать священником. Через месяц после свадьбы он был рукоположен в сан диакона, а через год — в сан священника.

Довольно продолжительный период жизни отца Митрофана прошел в Орле. Здесь он всего себя отдал на служение Богу и духовную помощь пастве. Он был утешителем многих, прекрасным проповедником. Паства потянулась к искреннему и ревностному пастырю, создался крепкий приход, и это позволило отцу Митрофану взяться за дело постройки нового храма, которое он с успехом закончил.

Во время русско-японской войны отец Митрофан отправился на Дальний Восток вместе с 51-м драгунским Черниговским полком. Везде, где представлялась возможность, он ставил походную церковь и служил. И во время сражений, под огнем неприятеля, отец Митрофан совершал Богослужения, напутствовал раненых, хоронил убитых. Дневник, который он вел в это время, дает полное представление о нем, как о смиренном пастыре, верном своему священническому долгу. После окончания войны, за выдающиеся пастырские заслуги отец Митрофан был возведен в сан протоиерея и награжден наперсным крестом на Георгиевской ленте.

В 1908 г. Великая Княгиня, преподобномученица Елизавета трудилась над проектом Марфо-Мариинской обители. Было подано несколько проектов ее устроения, подал свой проект и отец Митрофан, и именно он пришелся по душе Великой Княгине. Для осуществления задуманного она пригласила автора на место духовника и настоятеля храма в обители. Отец Митрофан обещал подумать, однако, как только он представил расставание с любимой паствой, душа его пришла в смятение и он решил отказаться от предложения Великой Княгини. И в этот момент у него отнялась правая рука, отец Митрофан не мог даже пошевелить пальцами. Тогда он понял, что это наказание за противление Божией воле и тут же пообещал Богу переехать в Москву. Понемногу рука стала отходить, и через два часа все прошло.

Однако слезы и мольбы прихожан приводили к тому, что отъезд откладывался. К тому же отец Митрофан стал сомневаться, справится ли он с такими сложными обязанностями, и вновь решил остаться в Орле. Вскоре правая рука стала распухать, врач не смог определить причину болезни, и отец Митрофан понял, что он должен смириться с волей Божией.

Поселившись в обители, отец Митрофан сразу принялся за дело: строил церковь, устраивал школу и библиотеку, часто служил, наставляя сестер обители. Великая Княгиня писала о нем: «Это... истинно православный священник, строго придерживающийся нашей Церкви, для нашего дела — благословение Божие». «Он... оказывает мне огромную помощь и подает пример своей чистой, простой жизнью, такой скромной и высокой по ее безграничной любви к Богу и Православной Церкви. Поговорив с ним лишь несколько минут, видишь, что он скромный, чистый и человек Божий, Божий слуга в нашей Церкви», — писала она Государю. Отец Митрофан трудился в обители до самого ее закрытия в 1925 году.

В 1919 году для отца Митрофана и матушки Ольги решился вопрос о монашестве. Они воспитали трех племянниц-сирот и желали иметь своих детей, но Господь не давал исполниться их желанию. Увидев в этом Божию волю, они дали обет воздержания от супружеской жизни. Долгое время этот подвиг был скрыт для всех, но во время гонений супруги решили принять постриг. Отец Митрофан был пострижен с именем Сергий, а матушка Ольга — с именем Елизавета.

В период гонений на Церковь архимандрит Сергий (возведен в этот сан Святейшим Патриархом Тихоном) не раз подвергался ссылкам, неоднократно сидел в тюрьме. Это сильно подорвало здоровье уже немолодого отца Сергия. Но где бы он не пребывал, все почитали его как святого старца, по его молитвам происходили исцеления, он обладал даром прозорливости. У одной девушки заболела нога и болезнь приняла столь тяжелый характер, что понадобилась операция. Нужно было ехать в Тверь. Перед отъездом девушка с матерью пришли к отцу Сергию. Он помолился об исцелении болящей и сказал: «В больницу поезжайте, но вы вскоре вернетесь». В поезде, во время пути, произошло полное исцеление больной, так что в Твери девушка вышла абсолютно здоровой.

С 1933 году отец Сергий поселился в селе Владычне под Тверью. Во время Отечественной войны, когда немцы захватили Тверь, во Владычне расположилась воинская часть, и здесь предполагался большой бой. Офицеры предлагали жителям уйти дальше от передовых позиций, кое-кто ушел, а отец Сергий и монахини Елизавета и Милица остались. Почти каждый день над расположением воинской части летали немецкие самолеты, но ни разу ни одна бомба не упала ни на храм, ни на село. Это было отмечено и самими военными, у которых возникло ощущение, что село находится под чьей-то молитвенной защитой. Однажды отец Сергий пошел на другой конец села со Святыми Дарами причащать тяжелобольного. Идти нужно было мимо часовых. Один из них остановил отца Сергия и, пораженный видом убеленного сединами старца, бесстрашно шедшего через село, непроизвольно высказал ту мысль, которая владела умами многих военных: «Старик, тут кто-то молится». Неожиданно часть была снята с позиции, так как бои развернулись на другом направлении, неподалеку от села Медное. Местные жители, очевидцы этих событий, приписывают чудесное избавление села от смертельной опасности молитвам отца Сергия.

В последние годы жизни архимандрита Сергия его духовником был протоиерей Квинтилиан Вершинский. Он вспоминал об отце Сергии: «Всякий раз, когда я беседовал с ним, слушал его проникновенное слово, передо мной из глубины веков вставал образ подвижника-пустынножителя... Это чувствовалось во всем, особенно когда он говорил. Говорил он о молитве, о трезвении — излюбленные его темы. Говорил он просто, назидательно и убедительно... Удивляло его незлобие... В беседах его не было даже и тени неприязни к людям, хотя он и много страдал от них. Не менее поразительно было и смирение его... Несомненно, он имел дар утешать людей... имел дар постоянной молитвы. "Бывало, придешь к нему, — говорила мне местная обывательница, — а он, сердешный, стоит в переднем углу на коленочках, поднявши руки кверху, как мертвый, постоишь, бывало, так и пойдешь"».

Старец преставился 5 апреля 1948 года. Толпы людей хлынули, чтобы попрощаться с отцом Сергием. Рыдали и мужчины и женщины. Все старались хотя бы прикоснуться к краю гроба. Еще при жизни батюшка говорил: «Не плачьте, когда я умру. Вы придете на мою могилку и скажете, что нужно, и я, если буду иметь дерзновение у Господа, помогу вам». Однажды на могилу отца Сергия приехали двое духовных чад. Они помолились, посидели у могилы и стали печалиться и сокрушаться, что нет у них теперь батюшки и ничего он им не скажет. И вдруг в этот момент они почувствовали, что кругом разлилось необыкновенное благоухание. Это благоухание сопровождало их на всем пути с кладбища и следовало за ними до конца поля.

Преподобноисповедник Сергий прославлен в соборе новомучеников и исповедников Российских в 2000 году. Его святые мощи почивают в Воскресенском кафедральном соборе Твери.

 

По материалам книги игумена Дамаскина (Орловского)
«Мученики, исповедники и подвижники благочестия
Русской Православной Церкви ХХ столетия» www.fond.ru

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>