<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Памяти священномученика Фаддея (Успенского), архиепископа Тверского (1937)

 

Священномученик Фаддей (в мiру — Иван Васильевич Успенский) родился в 1872 г. в Нижегородской губернии в семье священника. Дед будущего святителя также был священником, и знавшие его почитали как человека высокой духовности, как настоящего молитвенника, как человека, имевшего глубокую веру и любящее, кроткое сердце. Из всех своих внуков он больше других любил Ивана, которого в шутку называл архиереем.

* * *

9 марта 1922 года епископ Фаддей был освобожден из Харьковской тюрьмы и на следующий день выехал в Москву. По прибытии в столицу он обратился к патриарху Тихону с просьбой определить его на кафедру в один из волжских городов, поскольку он был родом из этих мест. Но новый арест помешал этому назначению. В обвинительном заключении говорилось: «Успенского, как политически вредный элемент, подвергнуть административной высылке сроком на один год в пределы Зырянской области».

Из Москвы архиепископа Фаддея перевезли вместе с митрополитом Кириллом (Смирновым) во Владимирскую тюрьму, где они оказались в крайне тяжелых условиях: «Поместили в большую камеру вместе с ворами, — вспоминал впоследствии митрополит Кирилл, — свободных коек нет, нужно располагаться на полу, и мы поместились в углу. Страшная тюремная обстановка среди воров и убийц подействовала на меня удручающе... Владыка Фаддей, напротив, был спокоен и, сидя в своем углу на полу, все время о чем-то думал, а по ночам молился. Как-то ночью, когда все спали, а я сидел в тоске и отчаянии, Владыка взял меня за руку и сказал: «Для нас настало настоящее христианское время. Не печаль, а радость должна наполнять наши души. Сейчас наши души должны открыться для подвига и жертв. Не унывайте. Христос ведь с нами». Моя рука была в его руке, и я почувствовал, как будто по моей руке бежит какой-то огненный поток. В какую-то минуту во мне изменилось все, я забыл о своей участи, на душе стало спокойно и радостно. Я дважды поцеловал его руку, благодаря Бога за дар утешения, которым владел этот праведник».

Когда владыке Фаддею приходили передачи, он целиком отдавал их старосте камеры, и тот делил на всех. Но однажды, когда «поступила обычная передача, — вспоминал митрополит Кирилл, — владыка отделил от нее небольшую часть и положил под подушку, а остальное передал старосте. Я увидел это и осторожно намекнул владыке, что, дескать, он сделал для себя запас.

— Нет, нет, не для себя. Сегодня придет к нам наш собрат, его нужно покормить, а возьмут ли его сегодня на довольствие?

Вечером привели в камеру епископа Афанасия (Сахарова), и владыка Фаддей дал ему поесть из запаса. Я был ошеломлен предсказанием и рассказал о нем новичку».

Летом 1923 г. срок ссылки архиепископа Фаддея закончился. Вскоре он был назначен на Астраханскую кафедру, где церковное управление было незаконно захвачено обновленцами. К месту своего нового служения владыка ехал без сопровождения, в старой порыжевшей рясе, с небольшим потрепанным саквояжем. Как только поезд остановился в Астрахани, купе заполнилось встречавшим архиепископа духовенством. Все подходили к нему под благословение, затем стали предлагать свои услуги для доставки багажа и с удивлением обнаружили, что никакого багажа у их нового архиерея просто нет. Владыка был крайне смущен столь торжественной встречей; выйдя на перрон, он смутился еще больше, увидев толпу встречающих; а на привокзальной площади — настоящее людское море...

За время своего пребывания в Астрахани архиепископ Фаддей сплотил вокруг себя почти все духовенство, не прибегая при этом ни к каким организационным мерам. Обновленческий раскол был преодолен, хотя Владыка ни одного из обновленцев не подвергал административным прещениям и ни одного слова не сказал против них публично. Пример его личной жизни был действеннее любых мер и красноречивее всех слов.

Жил святитель Фаддей на удивление скромно. Весь его архиерейский «дом» размещался в двух маленьких комнатках. Одна служила столовой, приемной и кабинетом, вторая — спальней. Денег Владыка ни от кого не брал. У него не было канцелярии, была только именная печать для ставленнических грамот и указов о назначениях и перемещениях священнослужителей. За всю свою архиерейскую деятельность Святитель ни на кого не накладывал дисциплинарных взысканий, никто не слышал от него даже упрека или слова, сказанного в повышенном тоне. Он всегда и всюду ходил в своей единственной заплатанной рясе, в старых, перечиненных сапогах, имел одно дешевое облачение и одну митру. Но он всегда был готов сказать слово утешения любому человеку, оказать ему реальную помощь, просто выслушать. Ежедневно: утром и вечером — служба в церкви; днем — прием посетителей, постоянно толпившихся на лестнице, в коридоре и во дворе дома, где снималось жилье для святителя. Однажды какой-то сельский священник, знавший о предельной простоте приема посетителей архиереем, пришел к нему прямо с парохода в шесть часов утра. И был принят. Этому священнику ждать пришлось всего минут десять, пока владыка умывался...

В октябре 1926 г. в связи с арестом Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) архиепископ Фаддей вынужден был покинуть Астрахань для исполнения возложенных на него обязанностей по управлению Русской Церковью. В Саратове архиепископ был по распоряжению Тучкова задержан и отправлен в город Кузнецк Саратовской области, покидать который ему было запрещено. Только в марте 1928 г. он получил разрешение на выезд. Митрополит Сергий, освобожденный к тому времени из тюрьмы, назначил его сначала на Саратовскую кафедру, а через непродолжительное время на Тверскую, где он и провел последние годы своей исповеднической жизни.

В Твери, как и в Астрахани, владыка Фаддей был окружен всеобщей любовью верующих. К последним годам жизни святителя относится целый ряд удивительных свидетельств очевидцев об открывшихся в нем сверхъестественных духовных дарованиях — прозорливости и исцеления.

Однажды Вера Ефимовна Максимова поранила палец, и он у нее очень долго болел; врачи, видя, что ничто не помогает, предлагали отнять его, но она не соглашалась. Однажды, благословляя ее, архиепископ спросил, почему она ходит с завязанным пальцем. Она ответила, что он давно у нее болит, врачи предлагают отнять. Владыка взял ее за больной палец, три раза сжал, и с тех пор палец зажил.

Как-то пришла к владыке женщина и сказала:

— К дочке ходит богатый жених и приносит подарки. У нас завтра свадьба. Благословите.

— Подождите немного. Подождите две недели, — ответил архиепископ.

— Ну как же подождать, у нас все приготовлено: и колбасы куплены, и вино, и студень наварен.

— Нужно подождать немного, — сказал архиепископ. Через две недели приехала жена «жениха» с двумя маленькими детьми и забрала его домой.

20 декабря 1937 г. в дом святителя пришли сотрудники НКВД, предъявившие ордер на обыск и на арест. В результате тщательного и продолжительного обыска они не обнаружили ничего кроме одного облачения, потира, дароносицы, двадцати семи свечей, нескольких четок, святоотеческих книг и тетрадей с записями духовного характера. Один из участвовавших в обыске в изумлении спросил:

— На что же вы живете?

— Мы живем подаянием, — ответил архиепископ.

На допросах в тюрьме Владыка держался мужественно, сохраняя спокойствие и отрешенность даже в самых критических ситуациях. Через десять дней после ареста архиепископ Фаддей был приговорен к расстрелу. Святитель Фаддей (Успенский) был казнен 31 декабря 1937 года. Ходили слухи, что его утопили в яме с нечистотами. Место погребения священномученика стало известно верующим, которые сохранили память о нем до сего дня.

26 октября 1993 г., в праздник Иверской иконы Божией Матери, были обретены честные останки архипастыря-мученика, которые находятся ныне в Вознесенском соборе Твери.

Священномученик Фаддей был причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в феврале 1997 г.

 

По материалам www.pravbeseda.ru

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>