<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Если хочешь увидеть много чудес —
иди в миссионеры или в мученики

 

19 ноября в Москве был застрелен иерей Даниил Сысоев, настоятель храма апостола Фомы на Кантемировской, известный миссионер и апологет. В 22.30 убийца в маске ворвался в храм, и открыл стрельбу с криками «где Сысоев?» Отец Даниил в это время находился в алтаре, готовился исповедовать. Услышав шум и крики, он вышел из алтаря. Убийца выстрелил в грудь и в голову, после чего скрылся. Отец Даниил, не приходя в сознание, скончался в больнице в 00:15. Священнику Даниилу Сысоеву было 35 лет, сиротами остались три дочери: 14-летняя Иустина, 8-летняя Дорофея и 2-летняя Ангелина.

Отец Даниил неоднократно говорил о том, что получал угрозы. Однако проповедь Христа для него была важнее всего.

 

Из интервью о. Даниила Сысоева

— Какие цели вы ставите перед собой?

— Не так давно мы освятили временный храм во имя св. апостола Фомы. Строится большой миссионерский храм в честь пророка Даниила, в котором будет придел апостола Фомы. Этот придел сегодня уже функционирует, пока как отдельный храм. Одна из наших целей — обращение ко Христу нехристиан, по большей части нерусских. Район Кантемировской, где он расположен, — это район различных диаспор. Кроме того, здесь очень активно действуют секты. Недалеко от храма находится крупный центр мормонов, есть в районе и баптисты, адвентисты, оккультисты. А православных до недавнего времени не было.

Мы окрыли огласительную школу об основах христианства. У нас каждые пять недель проходит цикл из пяти огласительных бесед, для тех, кто хочет принять крещение или просто больше узнать о христианстве. При храме уже действует Общество Православных татар и разворачивает свою деятельность Информационное агентство святого Ахмета.

В ближайшее время мы хотим провести День открытых дверей: расклеим по всему району объявления, что в такой-то день все желающие могут прийти в храм и задать любой вопрос священнику. В дальнейшем мы хотели бы устраивать такой День раз в три месяца.

Еще мы работаем с молодежью — рядом находится МИФИ (Московский инженерно-физический институт). Странно, что мы первые, кто догадался проводить молебны перед сессией. Молебны перед началом учебного года уже стали во всех православных храмах традицией, а ведь сессия — куда более напряженное время. Но почему-то студенты ограничиваются тем, что иногда ставят свечки. Мы же совершаем молебны перед сессией после литургии и приглашаем всех студентов.

— У каждого путь в храм свой. Но у вас, как у миссионера, наверняка накопилось множество поразительных историй об обращении людей.

— Зачем далеко ходить — у нас в храме есть Татьяна Имрановна, моя ближайшая помощница. Она пришла из ислама в оккультизм, а оттуда, натолкнувшись на неприятные вещи, которые ее испугали, — в Православие. Пришла она ко Христу — сначала просто как к спасению. А потом начала и воцерковляться. И чем глубже она воцерковлялась, тем хуже к ней относились родственники. Но вот ведь странно — чем хуже они к ней относились, тем больше у них стало проблем. Например, обругали ее, выкинули иконы — у них в ту же ночь сгорела дача. Вот вам пример того, как Бог за своих заступается.

Есть и примеры чудесных исцелений. Однажды ко мне пришли родители ребенка, пятидесятники. Одно время они водили ребенка по всяким «экстрасенсам». В результате у него поднялась температура до 39 градусов и держалась в течение трех месяцев. Ничем они ее не могли сбить. Мы его крестили, причем очень торжественно, на Крещальной литургии. Он стоял, конечно, очень слабенький, но живо всем интересовался. После мы его причастили, и он поехал домой. Лег спать, просыпается — 36,6. И с тех пор уже несколько лет не болеет.

Нередко бывает так, что все объяснил человеку, разложил, он умом с тобой соглашается, а сердцем не приемлет. А помолился за него — он тут же изменился. У меня всегда после молебнов об обращении заблудших несколько человек крестятся.

Так что если хочешь увидеть много чудес — иди в миссионеры или в мученики. Говорят, если хочешь кого-то помазать миром, — сначала нальешь себе на руку и заблагоухаешь, а потом уже и другого помажешь. Так и тут — если хочешь другим рассказать о силе Бога, сначала сам ее в себе почувствуешь.

 

О смерти мужа

Спасибо, дорогие, за поддержку и молитвы. Это боль, которую не выразить словами. Это та боль, которую испытывали стоящие у Креста Спасителя. Это та радость, которую не выразить словами, это радость, которую испытывали пришедшие к пустому Гробу.

Где твое жало — смерть?

Отец Даниил предвидел свою кончину еще за несколько лет до случившегося.

Он всегда хотел удостоиться мученического венца, и Господь дал ему этот венец. Те, кто стрелял в него, хотели очередной раз сделать плевок в лицо Церкви, как когда-то плевали в лицо Христа, но этим они не достигли желаемого, так как Церкви плюнуть в лицо невозможно. Отец Даниил взошел на свою Голгофу прямо в храме, который строил, которому отдавал все свое время и все свои силы. Его убили как древнего пророка между алтарем и жертвенником, и он по праву удостоился мученического звания.

Он умер за Христа, Которому служил всеми своими силами.

Очень часто он говорил мне, что боится не успеть, очень много не успеть. Он торопился. По-человечески у него были перегибы и перекосы, он оступался и ошибался, но он не ошибался в главном, его жизнь была полностью посвящена ЕМУ.

Я не понимала, почему он торопится. Последние три года он занимался служением без выходных и отпусков. Я роптала, мне хотелось хоть иногда простого счастья, чтобы муж и отец был со мной и детьми. Но ему был уготован другой путь.

Он говорил, что его убьют. Я его спрашивала, а на кого же он оставит нас. Меня и троих детей. Он отвечал, что отдаст нас в надежные руки: «Я отдам вас Божией Матери, Она будет заботиться о вас».

Эти слова были забыты, до времени. Он завещал, в каком облачении его хоронить. Я тогда шутила, что не надо об этом говорить, еще не известно, кто кого хоронить будет. Он сказал, что я его буду хоронить. Как-то раз у нас зашел разговор об отпеваниях, не помню этот разговор, но я тогда сказала, что вот на священническом отпевании ни разу не была. А он ответил, что ничего, на моем побываешь.

Теперь многие слова вспомнились и обрели свой смысл. Теперь мои недоумения разрешились, непонимания обрели смысл.

Мы не попрощались в этой жизни, не попросили друг у друга прощения, не обняли друг друга. Это был обычный день, он ушел утром на литургию, и больше я его не видела.

Почему я не поехала в тот день в храм встретить его? Ведь были такие мысли, но я решила, что надо готовить ужин и укладывать детей спать. А накануне я ездила в храм и встречала его. Я чувствовала, как тучи сгущаются над нами. И последние дни я пыталась быть чаще с ним. Последнюю неделю я думала только о смерти и о жизни за пределом смерти. У меня в уме не укладывалось ни то, ни другое. В тот день в моей голове крутились слова «смерть дышит в затылок». Мне было так тяжело в эту последнюю неделю, словно тонны груза свалились на меня.

Я не надломлена. Он поддерживает меня, я чувствую, что он рядом. В это время мы сказали друг другу столько ласковых слов, сколько не говорили за всю свою жизнь. Только сейчас я поняла, как сильно мы любили друг друга.

Сорок дней отца Даниила (29 декабря) приходится на канун его именин и престольного праздника будущего храма — пророка Даниила. По пророчеству старца, храм будет построен, но отец Даниил не будет в нем служить. Второе уже исполнилось...

Супруга о. Даниила Юлия СЫСОЕВА, 20 ноября 2009 года

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>