<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Преподобномученица Александра Дьячкова:
Жизнь, отданная Христу

 

В воскресенье 14 марта Церковь празднует память преподобномученицы Александры Черноголовской. Мы предлагаем вашему вниманию рассказ о жизни святой, родившейся на нашей земле.

Преподобномученица Александра Дьячкова родилась в 1893 году в деревне Черноголовка. В семье из шестерых детей она была четвертой. Окончив сельскую школу, Александра жила с родителями, помогая им по хозяйству. Жизнь семьи Дьячковых, как и всякой крестьянской семьи, протекала в непрестанных трудах. Отец Иван работал лесником, прекрасно разбирался в травах, владел столярным искусством, был мастером на все руки. Мать Устинья занималась домашним хозяйством, воспитанием детей, а позже — внуков.

Дьячковы отличались строгостью нравов, живой, искренней верой и благочестием. Соблюдались все посты и церковные праздники. Особенно любили Дьячковы престольный праздник храма с. Макарово, который они посещали, — день памяти святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских. В церковь ходили всей семьей. Впоследствии, когда церкви в округе были закрыты, все старались собираться в этот день вместе для молитвы.

Александра выделялась из всех детей, любила молиться, читать Евангелие. Вместе с отцом, матерью и крестной совершала паломничества в разные монастыри. Священник Никольского храма с. Макарово говорил отцу: «Береги жемчужину свою», и, видя стремление Александры к монашеской жизни, благословил искать обитель, которая была бы недалеко от дома.

В 1914 году Александра поступила послушницей в Свято-Троицкий Александро-Невский монастырь в Клинском уезде Московской губернии, недалеко от села Акатово. В обители в то время было два храма, две гостиницы и странноприимный дом. Всего здесь подвизалось около семидесяти сестер.

Александру отпускали из монастыря в Черноголовку на посевную, на уборочную, на престольный праздник. Во время ее приездов в доме воцарялась удивительная атмосфера любви и умиротворения. Поскольку семья была многодетная и жили все вместе, часто возникали ссоры между снохами, но достаточно было лишь одного ее кроткого вопрошания, как все споры прекращались, водворялись мир и покой. «Стыдно было перед ней, — вспоминала Евдокия Дмитриевна, одна из невесток Ивана Дьячкова, — хотя она девушка, а у нас уже по одному-два ребенка, все как-то чувствовали, что рядом с ней невозможно раздражаться и гневаться. Возьмет ведра, пойдет к колодцу, наберет воды, войдет в дом, и дверью не скрипнет, ходит — как будто летает. Поставит самовар, говорит: «Идите чай пить».

Александра все умела делать: всякая работа спорилась в ее руках, она вкусно готовила, шила, вышивала, вязала (могла связать целую скатерть), стегала детские одеяльца с красивыми цветами и узорами в виде райских птиц. Старалась всему научить и невесток; на все и на всех у нее хватало терпения.

В семье Александру долгое время звали «Сашенька», но однажды, когда она в очередной раз приехала из монастыря, и кто-то назвал ее этим именем, она сказала: «Все, больше я вам не Сашенька, я теперь вам Александра». (Вполне возможно, это было после ее пострижения в рясофор.) Но не обижалась, конечно, если в разговоре все же проскальзывало имя «Сашенька». Она вообще не умела обижаться. Наоборот, даже если ее кто-то обидит, сама подходила к этому человеку, приобнимала его, говорила утешительно: «Что ты, что ты...»

В 1927 году Акатовский монастырь, преобразованный в сельскохозяйственную артель, окончательно закрыли, а в 1930 году Александра вернулась в родительский дом. К этому времени были закрыты церкви и в Макарово, и в Ивановском, и Александра посещала храм в Душоново.

21 мая 1931 года по доносу кого-то из односельчан Александра была арестована. Ее «приписали» к делу о группе монахинь, якобы занимающихся «антисоветской агитацией». При аресте был изъят чемоданчик, в котором находились Псалтирь, письма и фотографии. Через 8 дней тройка ОГПУ приговорила Александру к пяти годам лагерей, и она была отправлена на строительство Беломорско-Балтийского канала. По оценке А. И. Солженицына, на строительстве канала от голода, тяжелейших условий жизни и непосильного труда умерло четверть миллиона человек. Только горячая вера, молитва помогли Александре выстоять в этом аду, не отчаяться, не потерять человеческий облик.

Летом 1933 года строительство канала было завершено, а в 1934 году Александру Ивановну досрочно освободили. Чтобы в то время получить «досрочку», нужно было постоянно перевыполнять план, не иметь замечаний ни по работе, ни по быту, в «свободное время» (короткие часы сна после изнурительной 16-ти часовой смены) заниматься «общественным трудом» (рисовать плакаты или шить рукавицы, телогрейки, брюки...)

Одному Богу ведомо, сколько слез пролила Устинья за эти четыре года разлуки с дочерью. В том же 1934 году она умерла. Александра была вынуждена уехать за 101-й километр, она жила у своих знакомых в разных деревнях Волоколамского района, занимаясь поденной работой. Время от времени все же приезжала в Черноголовку, навещала родных. «Всех обнимет, к себе прижмет, каждому скажет ласковое слово, — вспоминал один из племянников Александры, Алексей Герасимович, — а затем уединится в своей комнате, там иконы, книги, свечи; молится, читает, общается только с самыми близкими. Боялась чужих глаз».

Приезжала она и на похороны отца Ивана в 1937 году. По воспоминаниям ее племянницы Дины Михайловны, даже в эти времена она была в иноческом облачении.

В октябре 1937 года Александра устроилась работать сторожем и уборщицей в храме Рождества Пресвятой Богородицы в селе Шестаково Волоколамского района, поселилась в церковной сторожке. Вскоре арестовали настоятеля храма отца Валентина Лаушкина. Супруга и дети священника остались без средств к существованию. Александра нанималась на работу и все вырученные деньги отдавала матушке.

28 февраля 1938 года Александра была арестована. Поводом для ареста, помимо стандартных обвинений в «контрреволюционной» и «антисоветской» деятельности, было то, что она «в своем помещении устроила молельный дом, который посещают некоторые монахини, устраивает там пение религиозных молитв и громкое чтение Евангелия». Были найдены свидетели, «уличившие» ее в «деятельности, направленной на подрыв мероприятий, проводимых Советской властью». Обвинения эти Александра отвергла за исключением одного: признала, что действительно призывала колхозников посещать церковь и молиться Богу.

4 марта 1938 года тройка НКВД приговорила Александру Дьячкову к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 14 марта 1938 года на Бутовском полигоне под Москвой. Всего той ночью в Бутово расстреляли 354 человека...

17 августа 2004 года Александра Дьячкова была причислена к лику святых, и ее имя включено в Собор новомучеников и исповедников Российских ХХ века.

 

Составил иерей Андрей Федоров
по воспоминаниям Лидии Александровны Дьячковой
и архивным материалам

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>