<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Священная война

 

9 мая мы празднуем победу в Великой Отечественной войне. Самой страшной и кровопролитной войне, какую вела Россия за всю свою историю. Никогда еще не ставился так остро вопрос не только о существовании России как государства, но и о существовании русского народа. В этой войне русские люди воевали не только за свою Родину, не только за своих жен и детей, но и за Святую Русь, завещанную им их предками.

Против нашей Родины были брошены все силы нацистского Запада во главе с самой сильной армией мира — германским вермахтом. 22 июня 1941 года границу СССР перешли 7 миллионов солдат и офицеров Германии, Италии, Венгрии, Румынии, Испании, Финляндии. В составе вермахта и войск Ваффен-СС воевали подразделения из Франции, Словакии, Дании, Голландии, Норвегии, Хорватии. Среди военнослужащих Ваффен-СС были граждане нейтральной Швеции, Швейцарии и даже подданные британского короля. При этом нацистское руководство, трубя на весь мир, что оно воюет с большевизмом, отлично знало, что воюет оно с русским народом. В своих директивах и указаниях Гитлер и германское командование называли Советский Союз исключительно Россией, а советских солдат — русскими.

Адольф Гитлер совершенно недвусмысленно говорил о судьбе России 3 марта 1941 года: «Учитывая размеры русских пространств, для окончания этой войны недостаточно будет разгромить вооруженные силы противника. Всю территорию России нужно разделить на ряд государств с собственными правительствами, готовыми заключить с нами мирные договоры. Создание этих правительств потребует очень большой политической сноровки и хорошо продуманных общих принципов... Необходимо при всех обстоятельствах избегать замены большевистской России государством националистическим. Уроки истории учат, что такое государство опять станет врагом Германии».

Особенно страшная участь ждала население исконных областей России. Их собирались превратить в зону «величайшего голода».

«В этих областях, — говорил рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, — мы должны сознательно проводить политику сокращения населения. Средствами пропаганды, особенно через прессу, радио, кино, листовки, краткие брошюры, доклады и т.п., мы должны постоянно внушать населению мысль, что вредно иметь много детей. Нужно показывать, каких больших средств стоит воспитание детей и что можно было бы приобрести на эти средства. Нужно говорить о большой опасности для здоровья женщины, которой она подвергается, рожая детей... Развернуть широчайшую пропаганду противозачаточных средств. Наладить их широкое производство. Распространение этих средств и аборты ни в коей мере не должны ограничиваться. Всячески способствовать расширению сети абортариев. Организовать специальную переподготовку акушерок и фельдшериц и обучать их производству абортов. Врачи также должны иметь разрешение производить аборты, и это не должно считаться нарушением врачебной этики. Следует пропагандировать также добровольную стерилизацию, не допускать борьбы за снижение смертности младенцев, не разрешать обучение матерей уходу за грудными детьми и профилактическим мерам против детских болезней. Сократить до минимума подготовку русских врачей по этим специальностям, не оказывать никакой поддержки детским садам и другим подобным учреждениям. Не должно чиниться никаких препятствий для разводов. Не оказывать помощь внебрачным детям. Не следует допускать каких-либо налоговых привилегий для многодетных, не оказывать им денежной помощи в виде надбавок к заработной плате».

Фюрер был полностью согласен с мыслями Железного Генриха: «В болотах пусть ковыряются славянские аборигены. Лучше всего для нас было бы, если бы они вообще объяснялись на пальцах. Но, к сожалению, это невозможно. Поэтому — все максимально ограничить! Никаких печатных изданий. Самые простые радиопередачи. Надо отучить их мыслить. Никакого обязательного школьного образования. Надо понимать, что от грамотности русских, украинцев и всяких прочих только вред. Всегда найдется пара светлых голов, которые изыщут пути к изучению своей истории, потом придут к политическим выводам, которые в конце концов будут направлены против нас. Поэтому, господа, не вздумайте в оккупированных районах организовывать какие-либо передачи по радио на исторические темы. Нет! В каждой деревне на площади — столб с громкоговорителем, чтобы сообщать новости и развлекать слушателей. Да, развлекать и отвлекать от попыток обретения политических, научных и вообще каких-либо знаний. По радио должно передаваться как можно больше простой, ритмичной и веселой музыки. Она бодрит и повышает трудоспособность».

Как видим, нацистские методы были успешно взяты на вооружение врагами России в конце ХХ века.

Что касается Православия, то в своих стратегических замыслах руководство Третьего рейха однозначно ориентировалось на уничтожение Русской Православной Церкви. В официальных нацистских документах четко указывается: не препятствовать и не поощрять религиозной деятельности населения на местном уровне; хотя и не запрещать открытие церквей, не передавать в собственность приходских общин культовое имущество, предоставляя его исключительно в аренду; не разрешать открытие православных духовных учебных заведений; не препятствовать развитию сектантства; требовать от православного духовенства политической лояльности к оккупационному режиму и воспитания в том же духе паствы; поощрять создание самостоятельных национальных православных церквей на территориях Прибалтики, Белоруссии и Украины.

Таким образом, совершенно понятно, что нацисты и их пособники, вопреки сладким заверениям некоторых современных «борцов с большевизмом», несли России, ее народу и Церкви уничтожение. Поэтому война с нацистским вторжением была воистину священной войной.

Но Великая Отечественная война была священной еще и потому, что она была войной очистительной, войной искупительной. Епископ Херсонский Иннокентий (Солотчин) говорил: «Ежели всмотришься-вглядишься, то, пожалуй, еще скажешь: слава Богу, что есть войны! Без них еще хуже было бы». Митрополит Вениамин (Федченков), в свою очередь, так оценивал эти слова: «Признаюсь, что такой ясной и смелой формулировки о войне, с благодарением Богу, я не читал нигде. Такие люди, как он, не умственно подходят к вопросам, а духом зрят основную правду или неправду в решении их. Пример — недавняя (1941–1945) война против немцев. Ее принял сознательно и русский народ вслед за Правительством; ее благословила и Церковь от всего сердца. И конечно, нужно сказать: «Слава Богу, что война была!»

Владыка Иннокентий знал, что говорил. Своими духовными очами наши Отцы видели, как великий подвиг, великое страдание войны выжигали грех богоборчества и братоубийства, как вновь возрождалось понятие русского народа и русской истории.

Поэтому полностью прав Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, когда говорит: «Некоторые недоумевают: «Почему же такой страшной и кровопролитной была последняя война? Почему так много народа погибло? Откуда то ни с чем не сравнимое страдание людей?» Но если мы и на эту военную катастрофу посмотрим тем взором, которым взирали на прошлое и настоящее наши благочестивые предки, то разве сможем удержаться от совершенно ясного свидетельства, что сие было наказание за грех, за страшный грех богоотступничества всего народа».

Проживавший в нацистской Германии архимандрит зарубежной Церкви Иоанн (Шаховской) 22 июня 1941 выступил с хвалебной статьей, в которой желал успеха «искусному, опытному в науке своей германскому хирургу». В этой же статье архимандрит Иоанн приводил слова афонского старца, сказанные ему незадолго до войны: «Спасение России придет, когда немцы возьмутся за оружие». Отец Иоанн решил, что речь идет о спасении России Гитлером. Но в свете всего происшедшего мы с полным основанием можем утверждать, что старец имел в виду совершенно иное. Именно после вторжения германских полчищ Россия стала пробуждаться от кровавого большевистского гипноза.

На священную войну поднялся весь многомиллионный народ Советского Союза.

Оказалось, что десятилетия террора и поношения всего национального, русского не смогли вытравить из сердца народного ни любовь к Отчизне, ни, по большому счету, веру в Бога. Священноначалие Русской Православной Церкви сразу же призвало свою паству объединиться в борьбе с захватчиками. «Православная наша Церковь, — говорилось в послании Митрополита Сергия, — всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг».

Гонимая и уничтожаемая, наша Церковь в лице ее пастырей в суровую годину испытаний не только не попыталась «свести счеты» с советским правительством, но, наоборот, сделала все, чтобы помочь ему отстоять Родину. Из уст наших почивших Отцов мы никогда не услышим осуждения ни Сталина, ни коммунистической партии: ни во время Великой Отечественной войны, ни после нее. Это было вызвано совсем не «лояльностью» Церкви к большевистскому режиму и не ее «сговором с дьяволом», как это пытаются представить некоторые горячие головы. Церковь понимала, что дело не столько в Сталине, столько в той чудовищной сатанинской системе, которая была сотворена не Сталиным. Понимало наше священноначалие и то, что для России и веры православной вовсе было не безразлично, кто победит «в неравном споре» — Гитлер или Сталин. С победой Гитлера побеждало оккультное язычество, ненавидевшее христианство, с победой Сталина побеждала Россия, а значит, и Православие. Кроме того, война не могла не оказать влияния и на самого вождя.

Лучшим доказательством этого стали слова Верховного, сказанные им 24 мая 1945 года: «Я пью за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза. Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее признание как руководящей силы Советского Союза среди народов нашей страны. Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он — руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение. (...) Спасибо ему, русскому народу, за это доверие! За здоровье русского народа!»

Величайшее самопожертвование всего русского народа сделало возможной великую Победу 1945 года. Это была великая милость Божия, явленная нашей Родине.

 

Петр Мультатули, газета «Православный Санкт-Петербург», http://pravpiter.ru/pspb/n220/ta001.htm

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>