<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Памяти священномученика Андроника,
архиепископа Пермского (1918)

 

Будущий новомученик архиепископ Андроник (Владимир Александрович Никольский) родился 1 августа 1870 г. в семье диакона села Поводнево Мышкинского уезда Ярославской губернии. По окончании семинарии поступил в Московскую Духовную академию; на втором курсе был пострижен в монашество с именем Андроник. Иноческий постриг принял по благословению и совету святого праведного Иоанна Кронштадтского. По окончании академии в 1895 г. был рукоположен в сан иеромонаха — и начались годы странствий. Вначале иеромонах Андроник был назначен помощником инспектора в Кутаисскую Духовную семинарию, через год он уже преподаватель, а затем инспектор Ардонской Александровской миссионерской семинарии. С 1897 г. он в течение двух лет был членом миссии в Японии, а в 1900 г. уже в сане архимандрита назначен ректором Уфимской Духовной семинарии.

5 ноября 1906 г. в Санкт-Петербурге в Александро-Невской Лавре отец Андроник был хиротонисан во епископа Киотского и назначен помощником святого равноапостольного Николая Японского. Местопребыванием епископа Андроника стал город Осака, где малочисленная православная община его трудами значительно окрепла. Но японский климат резко ухудшил и без того слабое здоровье епископа Андроника, и через два года Синод по его прошению отзывает владыку Андроника в Россию, назначая его в 1908 году епископом Тихвинским, викарием Новгородской епархии. В марте 1913 г. он уже епископ Омский и Павлодарский.

В 1914 г. епископ Андроник был переведен на Пермскую кафедру. Приняв епархию, архипастырь со всем жаром своего сердца занялся устроением церковной жизни. Он сам был великим молитвенником и подвижником, его жизнь была образцом благочестия. Это было время расцвета духовной жизни в Пермской епархии. Устраивались лекции, беседы, собрания духовенства и мирян, проводились занятия миссионерского и певческого кружков. В то время в Перми появились прекрасные проповедники, в подготовке которых епископ Андроник много потрудился.

Он был автором нескольких книг: «Миссионерский путь в Японию», «Спутник псаломщика. Песнопения годичного круга с требоисправлениями». Священный Синод рекомендовал эту книгу в качестве учебника по церковному пению. Желая поделиться своим богатым духовным опытом, владыка написал книгу «Письма архиерея к иереям», которая очень быстро разошлась.

Преосвященный Андроник наставлял духовенство вести летописи по всем церквам, он говорил, что без истории сел, приходов и народных преданий нет Отечества. Большое значение придавал архипастырь развитию науки и образования в крае. Он освящал открытие первого на Урале Пермского университета, был избран членом его научного общества.

Ежегодно архипастырь объезжал все 570 монастырей и храмов, которые в то время действовали в епархии, вникал в нужды каждого прихода и прихожан. В пользу бедных устраивались сборы, открывались новые приюты для больных, калек и бездомных людей. Преосвященный Андроник всегда был с народом. Особенно он беспокоился о крестьянах: вовремя ли были проведены полевые работы, не сокращены ли посевные площади, в срок ли убран урожай. Во время войны 1914 г. он призывал к оказанию помощи солдатским семьям, совершал богослужения в казармах, сам причащал раненых, выезжал на фронт в действующую армию, где воевал Пермский полк. Летом 1916 г. он в составе губернских представителей отправился на фронт, в Царскую ставку, где был принят царем-страстотерпцем Николаем II.

Владыка принимал участие в Поместном Соборе Русской Церкви, открывшемся в Москве в августе 1917 г. На Соборе епископ Андроник был председателем Отдела о правовом и имущественном положении духовенства, а также являлся заместителем председателя Отдела о единоверии и старообрядчестве и Издательского отдела. «Огнь пылающий» — звали его на Поместном Соборе. После захвата типографий большевиками он делал все возможное, чтобы документы Собора и послания продолжали печататься.

В январе 1918 г., вернувшись в Пермь, епископ Андроник обратился к пастырям Пермской епархии: «Настал час еще большей и страшной тяготы, решающий судьбу нашего Отечества. Уже открывается почти явное гонение на святую нашу веру. Уже выкрикивают отщепенцы от веры, что надо отобрать церкви и монастыри и обратить их в театры и подобное».

С февраля, после опубликования декрета об отделении Церкви от государства, открылась широкая дорога бесчинствам большевиков. Начались грабежи имений, храмов, монастырей. Архипастырь направил в Пермский исполком письмо с требованием прекращения грабежей. Его огромный авторитет и бесстрашие вызывали у властей серьезные опасения. Над головой архипастыря начали собираться тучи. В Великий Понедельник в его покоях и в канцелярии был произведен обыск, с него взята подписка о невыезде. Его обвиняли в призыве к вооруженному сопротивлению советской власти. Святитель ответил: «Моя вера и церковные законы повелевают мне стоять на страже веры и Церкви Христовой и ее достояния. Если этого не буду исполнять, то я перестаю быть не только архиереем, но и христианином. Посему вы можете меня сейчас же повесить, но я вам гроша церковного не выдам, вы через мой труп пойдете и захватите, а живой я вам ничего церковного не выдам. Так я верую и поступаю, призываю и православный народ даже до смерти стоять за веру». Разговор святителя с чекистами лег в основание всех пунктов обвинения, для объяснения которых ему было велено явиться в юридический отдел ЧК. Узнав, что владыка должен идти на суд, верующие люди стали собираться на Соборной площади. Чтобы успокоить народ, пришлось чекистам отменить приказ.

Близкие уговаривали владыку скрыться, боясь его ареста, но он сказал, что готов принять смерть за Христа, но паствы не оставит. Ожидая ареста, вверив судьбу Промыслу Божию, владыка был безмятежен, ежедневно исповедовался и причащался. Светлое настроение не покидало его. Со всеми был обходителен и ласков.

К празднику Святой Пасхи, 18 мая 1918 г. епископ Андроник был возведен в сан архиепископа. В этот день в своем последнем письме он писал: «Россия воскреснет со своим возвращением к Богу. Ободряйте всех и примиряйте озлобленных с жизнию, вливайте в них начала светлой жизни по Евангелию Христа... Воскреснет душа народная — воскреснет и тело ее, наша здоровая государственность».

22 мая 1918 г. в Перми состоялся грандиозный торжественный крестный ход по городу в честь святителя Стефана Пермского во главе с архиепископом Андроником. В нем участвовали тысячи человек. Пелись пасхальные ирмосы, священники призывали верующих к объединению у Креста распятого Христа. Это было подлинное торжество Православия. Обращаясь к многочисленным агентам власти, прятавшимся среди молящихся, владыка Андроник сказал: «Идите и передайте вашим главарям, что к дверям храма и ризниц они подойдут, только перешагнув через мой труп, а при мне и гроша ломаного церковного не получат».

В середине июня большевики приняли решение расстрелять святителя. В городе было введено военное положение. Для ареста архиепископа было поднято до полутора тысяч человек. Боясь, как бы кто не оповестил народ, у каждой колокольни Перми поставили двух конных милиционеров. Далеко за полночь отряд чекистов подошел к собору и несколько человек, поднявшись к владыке, бодрствовавшему вместе с двумя священниками, увели святителя. Внезапно с соборной колокольни ударили в набат, остановленный двумя выстрелами в героя, пытавшегося поднять народ. Набат был услышан, и к зданию милиции стали спешно подтягиваться люди, требуя освободить владыку Андроника; однако с помощью силы возмущение людей было подавлено.

19 июня 1918 года состоялся допрос архиепископа. Святитель Андроник долго не отвечал ни на один вопрос. Затем снял панагию, завернул ее в большой шелковый лиловый платок, положил перед собой на письменный стол и, обращаясь к следователям, сказал: «Мы враги открытые, примирения между нами быть не может. Если бы я не был архипастырем, и была необходимость решать вашу участь, то я, приняв грех на себя, приказал бы вас повесить немедленно. Больше нам разговаривать не о чем». Сказав это, он не спешно развернул платок, надел панагию, спокойно поправил ее на груди и, весь погрузившись в молитву, не проронил более ни слова.

Палачи отвезли исповедника в лес по Сибирскому тракту в ночь на 7 июня и заставили вырыть себе могилу. Затем архиепископ попросил время на молитву. Ему разрешили, и после десятиминутной молитвы и благословения на четыре стороны он сказал, что готов. С него потребовали, чтобы он отменил постановление о забастовке, но святитель отказался. Тогда его начали закапывать живым, а потом сделали в него несколько выстрелов. Перед этим палачи сняли с владыки Андроника архиерейский наперсный серебряный крест, на цепи от которого затем водили собаку.

Священномученик Андроник прославлен в Соборе новомучеников и исповедников Российских в 2000 г.

 

По материалам интернет-сайтов

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>