<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Памяти священномучеников
Иоанна и Василия Козыревых (1937)

 

Священномученик Иоанн родился 16 января 1885 года в селе Пожарье Сандовского уезда Тверской губернии, где его отец, Алексей Козырев, служил священником. В 1904 году, по окончании Тверской Духовной семинарии Иван Алексеевич служил преподавателем в духовном училище и учителем в сельской школе. В 1911 году умер отец, и Иван Алексеевич был рукоположен в сан священника ко храму в родном селе.

Его брат, священномученик Василий, родился в 1889 году. После окончания пяти классов семинарии поступил в Демидовский юридический лицей в Ярославле, но окончить его не смог, так как у семьи не было средств для продолжения его образования. В 1914 году Василий поступил учителем в сельскую школу. В 1919 году ему пришлось уйти из школы; он устроился счетоводом, затем инструктором в Рыбинский губернский потребительский союз. В 1921 году Василий был рукоположен в сан священника к одному из храмов в Бежецке.

В 1929 году брат священников Иоанна и Василия, преосвященный Григорий, был назначен епископом Бежецким. Владыка отличался высоким молитвенным настроем и сумел своим примером поднять дух клира и мiрян, многие из которых начали унывать от безжалостности и, казалось, безвременности наступивших гонений.

Шли гонения на Православную Церковь; те, кто не были арестованы в начале двадцатых годов, были арестованы в конце их. В 1929 году о. Иоанн скрыл от описи чашу, дискос, лжицу, две тарелочки и напрестольное Евангелие в серебряном окладе. Впрочем, все это не удалось сохранить, власти нашли и отобрали. В том же году о. Иоанна арестовали, обвинили в сборе пожертвований для храма и приговорили к штрафу в размере трехсот рублей.

В 1930 году был арестован о. Василий. Его приговорили к трем годам заключения и отправили сначала на Соловки, а потом в Свирский концлагерь. После двух лет заключения он вернулся в Бежецк и продолжил служение.

16 февраля 1934 года священники Иоанн и Василий были арестованы. По-видимому, следователь что-то обещал, только бы они признали себя виновными. Отец Иоанн согласился и оговорил себя: «Я, Козырев Иван Алексеевич, полностью признаю себя виновным в том, что состоял одним из активных членов контрреволюционной группировки церковников города Бежецка, которая на протяжении ряда лет проводила антисоветскую контрреволюционную деятельность против существующего строя».

Отец Василий виновным себя не признал. В тот же день, 22 февраля, он показал: «В 1921 году, будучи недоволен советской властью, и в особенности проводимыми ею в то время мероприятиями, как, например, прекращением преподавания Закона Божьего в школах, решил стать священником Никольской церкви в городе Бежецке в целях укрепления православной веры. Хотя я и был недоволен существующим строем, но беседы вел исключительно с лицами узкого круга близких мне людей. Больше показать ничего не могу».

На следующий день врач освидетельствовал состояние здоровья подследственных. Перед самым арестом о. Иоанн тяжело переболел воспалением легких. В тюрьме в добавок развилось малокровие и истощение организма вследствие того. Больным оказался и о. Василий. Но священников арестовывали не с тем, чтобы они вернулись, и поэтому судебно-медицинский эксперт написал каждому в сопроводительной бумаге: «Годен для исполнения тяжелых физических работ». Их отправили на Колыму, где они едва выжили, а заключенный вместе с ними о. Сергий Кордюков умер в лагере.

В конце октября 1936 года по окончании срока заключения священники вернулись в Бежецк. Теперь, после лагеря, священническое служение было уже исповедничеством. Наступил 1937 год, повсюду шли аресты; им стало ясно, что не миновать заключения.

В июле 1937 года митрополит Сергий назначил преосвященного Григория епископом Барнаульским. 17 июля братья, почти все духовенство и многие из мiрян проводили епископа к поезду. Епископ Григорий в последний раз благословил свою паству и духовенство и расстался с ними навсегда — сразу по приезде в Барнаул он был арестован.

В сентябре 1937 года были арестованы священники Иоанн и Василий Козыревы. Опыт следствия 1934 года многому их научил — прежде всего тому, что оно держится на лжи, что следователи ради достижения своей цели не побрезгуют ничем, что ни одному их слову верить нельзя. И потому оставался единственный выход — быть в меру сил мужественным, не признавать и не подписывать лжи и молить Бога о том, чтобы Он даровал силы все претерпеть.

На допросе следователь спросил о. Иоанна, почему в его доме не было обнаружено никакой переписки, ведь находясь на Колыме в лагере, он писал домой. Священник ответил, что письма он сжег. Обвинения в антисоветской деятельности священник отверг:

— Следствием установлено, что, находясь на высылке и возвратясь с таковой, вы продолжали состоять членом контрреволюционной группировки и заниматься контрреволюционной агитацией среди населения. Вы все еще будете отрицать то, что уже бесспорно доказано?

— Я окончательно утверждаю, что членом контрреволюционной группировки не состою и контрреволюционной агитацией не занимался, — ответил о. Иоанн.

Также мужественно держался и о. Василий:

— Как установлено следствием, вы распространяли среди верующих клевету на сталинскую конституцию, заявляя, что советская власть арестами неугодных ей людей устраняет их от участия в выборах в Верховный Совет. Вы подтверждаете это?

— Нет, я отрицаю это. Я никогда такие объяснения верующим не давал.

1 ноября 1937 года Тройка НКВД по Калининской области приговорила священников Иоанна и Василия Козыревых к расстрелу. Они были расстреляны 3 ноября 1937 года.

В 2000 г. священномученики Иоанн и Василий Козыревы были прославлены в сонме новомученников и исповедников Российских.

 

По материалам книги игумена Дамаскина (Орловского)
«Мученики, исповедники и подвижники благочестия
Русской Православной Церкви ХХ столетия», www.fond.ru

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>