<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Латинская Америка: Торжество Православия

 

Митрополит Афинагор14 лет назад, когда епископ Афинагор вступил в управление новосозданной Панамской митрополией, там было только три священника и три общины, состоявшие, в основном, из греков, — в Мексике, Панаме и Венесуэле. И никто не мог себе представить, какое чудо произойдет вскоре с Православной Церковью в Латинской Америке.

 

Чудом было уже то, что в кубинской столице Гаване по инициативе правительства Фиделя Кастро начали строиться православные храмы. В 2004 году храм во имя святителя Николая Чудотворца освятил Константинопольский патриарх Варфоломей. А в 2008 году храм в честь Казанской иконы Божией Матери освятил митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (ныне Патриарх Московский и всея Руси).

За прошедшее десятилетие православная вера широко распространилась в Мексике, Колумбии, Коста-Рике и других сопредельных странах.

Греция приняла христианство и пережила свою собственную Пятидесятницу около двух тысяч лет назад, благодаря трудам апостола Павла и других апостолов. И, как говорит митрополит Афинагор своим священникам, какой камень в Греции не подними — везде найдешь мощи святых, мучеников, праведников или борцов за веру православную… Латинская же Америка переживает свою Пятидесятницу сейчас, в эти дни и годы. Для абсолютного большинства жителей этих стран, за исключением нескольких греческих православных общин, Православие только недавно пришло на континент.

В 2004 году на освящении Никольского храма в Гаване присутствовало всего лишь четверо православных кубинцев, а теперь более тысячи кубинских семей приняли крещение и стали православными. И каждый день все новые и новые люди ищут и находят путь к вере святых отцов. Семь лет назад первая православная община на «Острове свободы» начала свое существование. Теперь при содействии благодати Божией и неустанными трудами пяти священников (одного колумбийца и четырех кубинцев) проводится знаменательная и впечатляющая миссионерская работа еще в трех городах страны. И все это делается, несмотря на неблагоприятные условия и финансовые трудности. Более того, кубинцы предоставили представителям Константинопольского патриархата эксклюзивное право иметь частную собственность, что не разрешено кубинской конституцией.

Православные дети КубыМитрополит Афинагор, встретившись восемь лет назад с президентом Фиделем Кастро, чтобы получить официальное приглашение для Константинопольского патриарха посетить Кубу, сердечно благодарил его за этот вежливый и гостеприимный жест. На что команданте ответил: «Нет, ваше высокопреосвященство, это народ Кубы благодарит вас и вашего патриарха за то, что вы принесли Православие в нашу страну».

И Куба, действительно, становится «воправославленной». Распространяется Православие и среди жителей Гаити, Мексики, Коста-Рика, Доминиканской Республики, а также Колумбии, где, благодаря пожертвованиям сестры из миссионерской ассоциации «Святой Косма Этолийский», был воздвигнут первый православный храм в городе Кукута в честь святых Архангелов.

И вот теперь еще одно чудо — Гватемала!

Как в эпоху гонений, когда христиане вынуждены были скрываться в катакомбах в ожидании дня, когда они могли бы свободно поклоняться Триединому Богу, так и сейчас во всех странах Центральной и Южной Америки на протяжении десятилетий бесчисленные группы людей, отвергнутые Римско-Католической Церковью, ожидают возможности присоединиться к Православию. Одна из таких групп в Гватемале обратилась в минувшем году к руководству Мексиканской митрополии с просьбой принять их в общение с истинной Церковью. Митрополит Афинагор даже не знал, кто они такие, он и не ведал об их существовании. Да и невозможно в такой обширной епархии, включающей 20 стран, всех знать.

Оказывается 20 лет назад, эти гватемальцы основали свою собственную Православную Церковь, естественно антиканоничную, так как они не знали, какой Церковь должна быть и как ее правильно устроить. Они просто предприняли попытку духовно выжить. Они вели не вполне правильную, на свой манер, некую «православную» богослужебную жизнь. Но они знали, что хотят быть православными! Они поняли, что только Православная Церковь сохраняет истинную веру и что они тоже имеют полное право на то, чтобы следовать православному вероучению и вести православный образ жизни. Они веровали, что только так они смогут найти Спасителя и Искупителя Христа. За 20 лет они прошли свой путь с надеждой, что когда-нибудь достигнут истины. Зная, что на каждом богослужении необходимо поминать правящего епископа, последние 10 лет они молились за патриарха Варфоломея.

И вот через 20 лет настала «полнота времен». После долгих поисков эти «самовоправославившиеся» гватемальцы обнаружили, что в Мехико есть канонический православный архиерей и митрополия Константинопольского патриархата. Они нашли владыку Афинагора и постучались в его дверь, прося принять их в общение.

Православная литургия в ГватемалеМитрополит послал двух священников встретиться с ними и разобраться, кто же они такие и насколько их просьба серьезна и реальна. И был поражен! Священники встретились с «группой», состоящей из более чем полумиллиона людей, имеющих 388 церквей и часовен; большинство из них были уроженцами Гватемалы, принадлежащие в древнему народу майя, живущему в горах, и на обширных равнинах, и даже в южных городах Мексики. Оставалось только возблагодарить Матерь Божию за такое чудо. Действительно прав был знаменитый византолог и историк XX века Стивен Рансимэн, когда писал, что «третье тысячелетие принадлежит Православию». А один мексиканец из числа потомственных аристократов, профессор университета и искренний член Православной Церкви заметил: «Ваше преосвященство, Православие — оно, как ботинок, подходит нам, жителям Латинской Америки, надо только знать, как его надеть».

Митрополит Афинагор принял в общение этих верующих гватемальцев и, первым делом, рукоположил во иереи двух их лидеров. И… началась серьезная работа по катехизации этих сотен тысяч людей. Конечно, катехизация потребует не одного года великих трудов. Но это благодатные труды. Каждый новый член Церкви должен осознанно понять, в чем заключается православный образ жизни и как каждый из христианин должен устроить свой личный путь на Голгофу, тот путь, который ведет к личному воскресению. С помощью достойных и хорошо обученных местных клириков неофиты познают, как жить одной жизнью с Православной Церковью и как после правильно совершенных крещения и миропомазания достойно приступать к величайшему таинству — принятию тела и крови Господа нашего и Искупителя Иисуса Христа.

Можем ли мы представить, что это значит для Православия? Но это только начало. Борьба за человеческие души там только ­началась. Православие воистину «приобретает» Латинскую Америку, и ему воистину принадлежит третье тысячелетие. Не обладая достаточными материальными средствами, но обладая всеобъятной, обширной и бесконечной благодатью Православная Церковь при содействии Святого Духа продолжает свои труды.

Господь Бог жив во веки!

 

Василий Томачинский, www.pravoslavie.ru

 

 

Неделя 1-я Великого поста.
Торжество Православия

 

Первое воскресенье Великого Поста Церковь празднует как день Торжества Православия. Исторически этот праздник связан с окончательной победой над ересью иконоборчества, что в течение нескольких веков терзала православный мiр.

 

Современному человеку иногда кажется, что иконопочитание — это некая частность в мiре православного богословия. И он недоумевает, почему торжеством Православия именуется победа именно над иконоборческой ересью, а не над какой-нибудь другой.

Иконоборцы утверждали, что Бога изобразить нельзя. Православные же отцы, защищая предание Церкви, ставили почитание икон в теснейшую связь с самыми основами христианства. Да, действительно, Бог непознаваем, невыразим и неизобразим. Но Тот, Кто выше всякого человеческого слова, благоволил родиться как человек. Тот, Кто невидим, стал видимым через принятие человеческой природы, и потому о том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни, — ибо жизнь явилась... возвещаем вам (1 Ин. 1, 1–2). Слово стало плотию (Ин. 1, 14), и Боговоплощение сделало возможной икону. И потому можно быть православным, не имея икон, — в недавние годы мы вновь пережили время торжества иконоборцев, и многим приходилось молиться без икон. Но нельзя быть православным, отвергая иконы. Тот, кто не признает возможность иконы, отрицает самые основы христианского свидетельства с Боге, ставшем человеком.

Так мы видим, что в живом организме нашей Православной Церкви все удивительно едино и соразмерно. Все взаимосвязано в живом росте Церкви как Тела Христова. Нельзя по своему частному разумению отсекать любую ветвь Православного Предания, не рискуя при этом задеть самые основы нашей духовной жизни.

Потому не случайно день торжества иконопочитания — это день всего Православия.

 

Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II, 1992 г.

 

 

Памяти преподобномученицы
Александры (Дьячковой) (1938)

 

Преподобномученица Александра Ивановна Дьячкова родилась в 1893 году в д. Черноголовка. В семье из 6 детей она была четвертой. Дьячковы отличались строгостью нравов, живой, искренней верой и благочестием. Соблюдались все посты и церковные праздники. В церковь ходили всей семьей. Александра выделялась из всех детей, любила молиться, читать Евангелие. Вместе с родителями совершала паломничества в разные монастыри. Священник Никольского храма с. Макарово говорил отцу: «Береги жемчужину свою», и, видя стремление Александры к монашеской жизни, благословил искать обитель, которая была бы недалеко от дома.

В 1914 году Александра поступила послушницей в Свято-Троицкий Александро-Невский монастырь недалеко от села Акатово. Александру отпускали из монастыря в Черноголовку на посевную, на уборочную, на престольный праздник. Во время ее приездов в доме воцарялась удивительная атмосфера любви и умиротворения. «Стыдно было перед ней, — вспоминала Евдокия Дмитриевна, одна из невесток Ивана Дьячкова, — хотя она девушка, а у нас уже по одному-два ребенка, все как-то чувствовали, что рядом с ней невозможно раздражаться и гневаться».

В 1927 году Акатовский монастырь, преобразованный в сельскохозяйственную артель, окончательно закрыли, а в 1930 году Александра вернулась в родительский дом.

21 мая 1931 года по доносу кого-то из односельчан Александра была арестована. Ее осудили на пять лет лагерей и отправили на строительство Беломорско-Балтийского канала. В 1934 году Александру Ивановну досрочно освободили. Она была вынуждена уехать за 101-й километр, жила у своих знакомых в разных деревнях Волоколамского района, занимаясь поденной работой. Изредка приезжала в Черноголовку, навещала родных. «Всех обнимет, к себе прижмет, каждому скажет ласковое слово, — вспоминал один из племянников Александры, Алексей Герасимович, — а затем уединится в своей комнате, там иконы, книги, свечи; молится, читает, общается только с самыми близкими».

В октябре 1937 года Александра устроилась работать сторожем и уборщицей в храме Рождества Пресвятой Богородицы в селе Шестаково Волоколамского района. 28 февраля 1938 года Александра была арестована. Все обвинения в «контрреволюционной» и «антисоветской» деятельности Александра отвергла, за исключением одного: признала, что действительно призывала колхозников посещать церковь и молиться Богу. 4 марта 1938 года тройка НКВД приговорила ее к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 14 марта 1938 года на Бутовском полигоне.

В 2004 году преподобномученица Александра была причислена к лику святых.

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>