<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Христос Воскресе!

 

Сей день егоже сотвори Господь,
возрадуемся и возвеселимся вонь!

 

Возрадуемся и возвеселимся ныне. Возрадуемся, ибо Христос воскрес из мертвых. Как после темной ночи разгоняют тьму яркие лучи солнца, так мрак душ наших уничтожает Воскресший Христос!

Погрузился некогда во тьму душевную согрешивший Адам. Вкусил от древа, о котором сказал ему Бог: в день, в который вкусишь от него, смертью умрешь. Внешне не умер Адам именно в тот день, но духовно тогда для него наступила смерть. Печать смерти легла на него, исчезла радость общения с Богом, Источником Жизни. Печаль легла на его сердце, скорби стали обуревать его душу. Дух его носил зерно смерти, пока наконец не умерло его тело, а душа сошла во ад.

Ныне же воскрес Христос, всем нам жизнь даруя! Истребляя грех, вливает в нас струю жизни. Воскресаем мы сперва душой, чтобы после воскреснуть и телом.

Как жизнь Адама после греха омрачилась ожиданием и сознанием смерти, так, после Воскресения Христова, у верующих в Него, жизнь озаряется ожиданием и предвкушением своего будущего воскресения.

Уже теперь дает Христос ощутить радость и сладость Его Благости. Укрепляет наши души и тело Божественными Своими Таинствами. Исполняет с верой возносимые Ему молитвы. Утешает нас в скорбях наших. Наполняет иногда нас невыразимым умилением и теплотой духовной после благоговейного причащения святых Его Тайн или усердной молитвы.

Всякое добро дарует Он нам еще в сей жизни, ибо жив Он, попрал смерть и воскрес из мертвых.
Возрадуемся в сей день и приступим ко Христу, как к Живому Источнику вечной жизни.

Что может нас отделять от Него? Грех? Но Он пришел всем даровать прощение. Неверие? Но Он исполняет просьбы взывающим Ему: Господи! Помози моему неверию! Болезни ли? Скорби ли житейские? Но как мимолетный сон пройдут они и в вечной жизни забудутся, как младенец забывает только что пролитые горькие слезы. Смерть ли нами любимых? Но умершие во Христе веселясь наслаждаются уже Божественным светом, празднуют и ныне с нами Христово Воскресение.

Будем молить, чтобы Христос соединил нас с ними в вечном Своем Царствии. Отринем ныне все отделяющее нас от Христа. Отвратим лице свое от тьмы греховной и житейской и обратим его к Восходящему Солнцу Правды. Озаримся Его Светом и радостно воспоим:

Христос воскресе из мертвых,
смертию смерть поправ,
и сущим во гробех
живот даровав!

Христос Воскресе!

 

Cвятитель Иоанн (Максимович)

 

 

Что потом?

 

Что изменило для нас Воскресение Христово? Это величайшее событие взорвало всю жизнь человечества — и то, что после жизни. Мы получили надежду, смысл и радостный ответ на самые сложные вопросы.

 

Булгаков, известный многим по роману «Мастер и Маргарита», дружил с Ильфом, не менее известным благодаря «Двенадцати стульям». Однажды, когда Ильф был серьезно болен, Михаил Афанасьевич пришел развлечь и ободрить друга. Он много говорил, рассказывал истории, в частности, одну, случившуюся с ним в Грузии.

В каком-то министерстве с дикой аббревиатурой в названии Булгакову и его спутникам пообещали помощь с транспортом. Товарищ, обещавший содействие, попросил подождать его, а в это время к Булгакову подошел улыбающийся человек и спросил: «Как дела?» Булгаков говорит: «Нормально. Сейчас дадут машину, и поедем на вокзал». Товарищ, лучезарно улыбаясь, говорит: «А потом?» — «Потом до порта и — на пароход». Тот опять: «А потом?» Булгаков, начиная смущаться: «Потом опять на поезд». — «А потом?» — «Потом с пересадками — до Москвы». — «А потом?» Булгаков, совсем растерявшись: «Потом с утра — в редакцию, в театр, по делам, в общем». — «А потом?»

«Уж не знаю, чем бы все закончилось, — говорит Булгаков, — но подошел тот самый, обещавший содействие, товарищ и говорит: “Оставьте этого болвана. Он иностранец и по-нашему знает только две фразы”».

Булгаков засмеялся, ожидая такой же реакции от Ильфа. Но Ильф серьезно посмотрел на товарища и спросил: «А что потом, Миша?» Болезнь Ильфа была серьезной. Быть может, дыхание ангела смерти уже холодило ему затылок. Там, где легкомысленное сердце не замечало метафизики, для Ильфа уже звучали вечные вопросы. «Что потом?»

Милосердный Боже! Каким холодом веет от этого вопроса для тех, кто не верит в жизнь будущего века! Заставьте неверующего человека вслушаться сердцем в эти два слова — что потом? — и скрипач опустит смычок, водитель заглушит мотор, профессор захлопнет книгу. Переместите мысль о смерти с задворков сознания в центр, и в памяти оживут строчки Лермонтова: «И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, такая пустая и глупая шутка».

Но что я слышу? Не все скрипачи опустили смычки. Кто-то продолжает играть струнный концерт Альбинони. Не все водители заглушили моторы. Кто-то, притормозив на секунду, бодро поехал дальше. Не все профессора покинули кафедры. Остались и те, кто окрепшим голосом продолжил чтение лекций.
Откуда у них эта сила и желание жить дальше, если два слова — что потом? — доведенные до сознания, должны были положить в гроб любой оптимизм и, словно двумя гвоздями, прибить над ним крышку?

О, уверяю вас, у них есть секрет. Не от бесчувствия и не от бессмыслия они продолжают привычный труд. Драма смерти внятна их сердцу более, чем многим другим. Но, остановившись на малое время, они произнесли волшебные слова и исцелились от страха. «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав», — вот что произнесли они, и, словно вурдалак при свете утренней зари, словно хандра при звоне колоколов, исчезла для них безмерная печаль и бессмыслица.

Христос воскрес, и апостолы, в день Распятия похожие на распуганных овец, лишившихся Пастыря, стали подобны львам. Царственным рыком бесстрашной проповеди они огласили Вселенную.

Христос воскрес, и мученики тысячами и десятками тысяч стали встречать смерть с улыбкой. Девушки спешили под меч радостнее, чем под венец, и дети опережали сильных мужчин в храбрости.

Христос воскрес, и реки премудрости потекли от уст святителей и проповедников, еще недавно живших во тьме греха и невежества, но омывшихся, но оправдавшихся, но освятившихся именем Иисуса Христа и Духом Бога нашего.

Пустыни заселились монахами, потому что Христос воскрес!

Погасли костры в демонских капищах, и сами капища превратились в храмы Божии, потому что Христос воскрес!

Женщина уравнялась с мужчиной, господин обнял слугу, личность стала важней, чем народ или государство, потому что Христос воскрес!

Сверху донизу разорвалась завеса в Храме. Благодать Божия, не желая быть частной собственностью одного народа, и притом — неблагодарного, сообщила себя всем, кто полюбил воплощенную Истину.

Сверху донизу треснули стены ада, и несметные души, как птицы, влетели в Небесное Царство, куда раньше всех вошел спасенный верой и очищенный страданием благоразумный разбойник.

И я, без всякой нитки оказавшийся в лабиринте, потерявший сам себя и чувствующий себя никому не нужным, вдруг узнаю, что и я не забыт. Мало того, любим и известен Ему по имени. Во вселенской пасхальной оратории несколько нот предназначены и для моего голоса.

Жить — это значит жить вечно! И нет никакого страха в словах «что потом?» Потом будет город, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. Потом будет голос, говорящий: се скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними. И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло. Потом узрят лице Его, и имя Его будет на челах их.

Вот что будет потом, и то, что будет это, так же несомненно, как то, что Бог — свят. Но не завтра это будет, и не наше дело — рассуждать о временах и сроках. Идти нужно по указанному пути. Песня дорожная у нас уже есть: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав».

 

Протоиерей Андрей Ткачев, журнал «Отрок.ua»

 

 

РАСПЯТИЕ

«Не рыдай Мене, Мати,
во гробе зрящи».


Хор ангелов великий час восславил,
И небеса расплавились в огне.
Отцу сказал: «Почто Меня оставил?»
А Матери: «О, не рыдай Мене...»

Магдалина билась и рыдала,
Ученик любимый каменел,
А туда, где молча Мать стояла,
Так никто взглянуть и не посмел.

 

Анна Ахматова

 

 

Христос Воскресе!

 

Ночь без луны, а столько света!
Идёт в России Крестный ход.
И в радость слёзную одеты
Моя страна и мой народ.

Христос Воскресе! Пасха наша!
Кто не таит в себе мечту —
Припасть перед кончиной к Чаше
И со Христом пойти к Христу!

 

Иеромонах Роман (Матюшин), Пасха 2008 г.

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>