<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Антипасха. Воспоминание
уверения апостола Фомы

 

С древних времен восьмой день по Пасхе, как окончание Светлой седмицы, праздновался особо, составлял как бы замену Пасхи, оттого и назван Антипасхою, что значит вместо Пасхи. В этот день обновляется память Воскресения Христова, потому Антипасха называется еще неделей обновления. Так как обновление воскресения Иисуса Христа было особенно ради апостола Фомы, который не присутствовал в событиях Воскресения Спасителя и не верил в это, то именно ему и были явлены доказательства Воскресения. В связи с этим неделя именуется еще и Фоминою. Церковь придает этому событию особое значение. Своим явлением апостолу Фоме, воскресший Господь уверяет, что Он имел по Воскресении не мнимую, призрачную плоть, а действительно пречистую, которую воспринял от утробы Пресвятой Богородицы, с которою был пригвожден ко кресту и на которой остались от того, даже по Воскресении, язвы.

Святой апостол Фома был родом из галилейского города Пансады и занимался рыболовством. Услышав благовестие Иисуса Христа, он всё оставил и последовал за Ним. Апостол Фома входит в число двенадцати апостолов.

По свидетельству Священного Писания, святой апостол не поверил рассказам других учеников о Воскресении Иисуса Христа: Аще не вижу на руку Его язвы гвоздинныя, и вложу перста моего в язвы гвоздинныя, и вложу руку мою в ребра Его, не иму веры (Ин. 20, 25). На восьмой день после Воскресения Господь явился апостолу Фоме и показал Свои раны. Господь мой и Бог мой! — воскликнул святой апостол (Ин. 20, 28). «Фома, бывший некогда слабее других апостолов в вере, — говорит святитель Иоанн Златоуст, — сделался по благодати Божией мужественнее, ревностнее и неутомимее всех их, так что обошел со своей проповедью почти всю землю, не убоявшись возвещать Слово Божие народам диким». По Церковному Преданию, святой апостол Фома основал христианские Церкви в Палестине, Месопотамии, Парфии, Эфиопии и Индии. Проповедь Евангелия апостол запечатлел мученической смертью. За обращение ко Христу сына и супруги правителя индийского города Мелипура святой апостол был заключен в темницу, претерпел пытки, и, наконец, пронзенный пятью копьями, отошел ко Господу. Части мощей святого апостола Фомы есть в Индии, Венгрии и на Афоне.

 

 

Памяти блаженной Матроны Московской (1952)

 

На Таганскую, просить и плакать

Пересадка в Москве. Два часа между поездами. Что успеешь? Да ничего... Тут постоишь, там в толпе запнешься. А она к Матронушке! Сумка тяжелая, а очередь в камеру хранения — не достоишься. Так она с сумкой! Говорили, до Таганской надо... Да где она, Таганская эта? Мельтешит в глазах, очки слабые, посильней надо, да лишних денег не случается. Толкаются москвичи, снуют по метро, все им некогда.

— Дочка! — взмолилась пробегающей мимо девушке с ярким рюкзачком за плечами, — мне бы к Матронушке... — да и осеклась. Юбка выше колен, глаза намалеваны, такая про Матронушку и не слыхивала.

А девушка:

— Вам до Таганской. Вон по этой лестнице до кольцевой Белорусской, там переход. Пройти немного до Покровского монастыря.

Прибежала. Ахнула от многолюдства, не успеть, поезд... Бросилась в первые ряды бить челом: приезжая я, из деревни, поезд. А ее и недослушали.

— Проходите, как же, из Москвы уезжать и Матронушке не поклониться.

Она — успела! И вот, вернувшись домой и отдышавшись с дороги, пишет мне в редакцию письмо: «В Москве жить, меня озолоти, не сумею, беготня одна. Москвичам не завидовать надо, а жалеть их. Бедолаги вы, такой ритм выдержать — надо иметь здоровье отменное. Но есть у вас молитвенница великая — блаженная Матронушка. Дар Господний замученным суетой москвичам. Поняла я, грешная, у ее мощей святых — нам, русским, без Матронушки никак».

Да, любовь в сердце утаишь недолго. Она обязательно вырвется из него добрым словом, благодарным взглядом, бережным движением. Именно так бережно, благодарно и добро припадают к раке блаженной Матронушки православные. Каждый день очередь. Тихая, предупредительная друг к другу, с цветами. В ней постоишь, уже исцелишься. Ужаснешься сердцу своему неправедному, все не так, зачем позволяю жизни течь пусто и легкомысленно, зачем Господу не доверяю? А она... Она подвижница, великая заступница Москвы. Она ее, Москву нынешнюю, преобразила. Визитная карточка православной столицы — длинная очередь к ее мощам. Маленькая неимущая старушка, а Москва склоняется перед ней в покаянии и надежде.

А ведь не коренная москвичка. Родом из Тульской губернии, из села Себино. Матрона Дмитриевна Никонова, крестьянка. Слепой родилась, да только не возроптала на Господа, а приняла Его святую волю, с детства потянулась к Церкви Христовой. Куда нам, зрячим, до ее духовного прозрения. Видела человека насквозь, исцеляла, изгоняла бесов, открывала людям будущее. Казалось бы, уж куда хуже: не видеть белого света. А в семнадцать лет Матронушка еще и обезножела. И опять — кротко принимает новую немощь, не ропщет на судьбу, не завидует, терпит. Знает, несиюминутна Божия любовь, Избранным Своим уготовляет Он путь особый, привилегия в нем одна — терпение скорбей. Смеялись над ней, улюлюкали, оскорбляли, власти гнали. Мыкалась с одного угла на другой. Казалось бы, неравные силы — картузы кожаные, загривки сытые и — старушечка слепенькая, безногая, тихонькая. А как преследовали! Благодать для беса хуже красной тряпки для быка. Знал он, враг рода человеческого, в чем сила убогой старушки — в молитве, попаляющей его неправедно нажитое добро. Шли к ней, как и сейчас идут. Деревенские вдовы и профессора, агрономы и партийные функционеры. С одной-то стороны взять — неверующие, а с другой, когда приспичит, — вдруг поможет? Помогала всем. Молилась за ушедших воевать мужей, за сгорающих в водке сыновей и погрязших в блуде дочерей, за матушку-Россию нашу, измученную обманом и доверчивую не впрок. Ее мiрок — маленькую кроватку и постоянную темноту очей — милостивые Господни руки раздвинули «от Москвы до самых до окраин».

Перед смертью жила в Подмосковье, на Сходне, что по Ленинградской дороге. Отошла ко Господу 2 мая 1952 года, пятьдесят лет назад. А что изменилось? Как испрашивала при жизни помощь заблудшим, оступившимся, немощным, попавшим в беду, так и сейчас испрашивает. Удел святых — они востребованы всегда. Сначала покоилась Матронушка на Даниловом кладбище в Москве, да тесно было возле ее могилки православным. Почитание блаженной Матроны стало всенародным. 8 марта 1998 года, в неделю Торжества Православия, по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, были обретены нетленные мощи угодницы Божией. Потом гроб с ее честными останками перенесли в Покровский женский монастырь.

Рассказывать о чудесах и молитвенной помощи блаженной Матронушки можно очень и очень долго. Уже изданы книги, где приводятся факты исцелений и заступничества блаженной московской старицы. Я сама наблюдала не раз, стоя в очереди к ее мощам, как негодуют бесы, испепеляемые благодатью возле святой ее раки:

— Не мучь меня, Матрона, — кричат, — выйду, жжет, жжет!

Недавно позволила себе маленький эксперимент. Позвонила на выбор нескольким знакомым москвичам — получали ли вы помощь от блаженной Матронушки? Вот ответы.

— Она меня на работу устроила, я полгода пороги обивала, а пришла к ней, попросила...

— Моему мужу операция грозила, я к Матронушке, никогда так не рыдала, врачи и по сей день ничего понять не могут.

— Сын в Чечне воевал, так я, как на работу, в Покровский монастырь ходила, просила ее молитв. Вернулся...

— Дочка по блудному пути пошла, так я каждый день акафист блаженной Матронушке читала, вымолила.

— Квартиру я только благодаря Матронушке поменял.

Всем помогает. Русская, ей всех жалко. Я видела в очереди к мощам большого, фиолетового негра с букетом цветов. Ветер, мокрый снег, а он стоит и улыбается. Его, конечно же, попытались «расколоть». А он одно твердит:

— Надо.

Нам всем надо. Вот и идем сюда, в Покровский монастырь, не всегда с цветами, но всегда — с грехами и просьбами: избавь, подсоби, подскажи, замолви словечко. Сколько же у нее работы! Немыслимо по человеческим нашим меркам. Но у святых мерки свои. Они не имеют права сказать, что устали, уйти в отпуск или отъехать на пару дней. Блаженная Матронушка всегда в Москве, безвыездно. И всегда в готовности принять нашу заботу и нашу печаль. Смотрит на нас с иконки незрячими глазами, да молитва ее зряча, зряче доброе и любящее сердце московской заступницы, мудрой старицы, великой святой. И Москва наша первопрестольная склоняет свои гнущиеся с трудом колени (от гордыни, от немощи, от непривычки) перед утопающей в цветах ракой. И просит, просит... А растерявшейся в московской суете провинциалке радостно машет рукой в сторону Таганки.

— Вы к Матронушке? Поспешайте, там особая благодать.

И шепнет доверчиво:

— Вы поплачьте да попросите, она не откажет. Она никому не отказывает.

 

Наталия Сухинина, «Русский дом» №5, 2002 г.

 

 

Радоница. Поминовение усопших

 

Радоница. Основанием общего поминовения умерших, которое совершается во вторник после Фоминой недели (воскресенья), служит, с одной стороны, воспоминание о сошествии Иисуса Христа во ад и победе Его над смертью, соединяемое с Фоминым воскресеньем, с другой — разрешение церковным уставом совершать обычное поминовение усопших после Страстной и Светлой седмиц, начиная с Фомина понедельника. В этот день верующие приходят на могилы своих родных и близких с радостной вестью о Воскресении Христовом. Отсюда и самый день поминовения называется Радоницей (или Радуницей).

К сожалению, в советское время установился обычай посещать кладбища не на Радоницу, а в первый день Пасхи. Для верующего человека естественно посещать могилки своих близких после усердной молитвы о их упокоении в храме — после отслуженной в церкви панихиды. Во время же Пасхальной недели панихид не бывает, ибо Пасха — это всеобъемлющая радость для верующих в Воскресение Спасителя нашего Господа Иисуса Христа. Поэтому в течение всей Пасхальной недели не произносятся заупокойные ектении (хотя совершается обычное поминовение на проскомидии), не служатся панихиды.

 

 

Милиционер-богослов

 

Нашего брата, священника, бывает, многому могут научить, а то и пристыдить, далекие, казалось бы, от богословских наук люди.

Во время переговоров о воссоединении с Русской Зарубежной Церковью архиепископ Германский Марк признался мне, что некоторый случай, происшедший с ним в России, заставил его поверить, что духовные изменения в нашей стране — это не пропаганда, а настоящая реальность.

Как-то один священник вез его на своем автомобиле по Подмосковью. Владыка Марк — немец, и для него было очень непривычно, что при наличии на трассе знаков, ограничивающих скорость до девяноста километров, их машина неслась со скоростью сто сорок. Владыка долго терпел и наконец деликатно высказал свое недоумение. Но священник лишь усмехнулся на наивное простодушие иностранца.

— А если остановит полиция? — удивился владыка.

— С полицией тоже все в порядке! — уверенно ответил пораженному гостю священник.

И действительно, через какое-то время их остановил сотрудник ГАИ. Опустив стекло, священник добродушно поприветствовал молодого милиционера:

— Добрый день, начальник! Прости, торопимся!

Но милиционер никак не отреагировал на это приветствие:

— Ваши документы! — сухо потребовал он.

— Да ладно, брось, начальник! — заволновался батюшка. — Ты что, не видишь?.. Ну, в общем, торопимся мы!

— Ваши документы! — повторил милиционер.

Священнику было и обидно, и стыдно перед гостем, но ничего не оставалось делать — он протянул милиционеру права и техпаспорт, но при этом не удержался и едко добавил:

— Ладно, бери! Конечно, ваше дело — наказывать. Это наше дело — миловать!

На что милиционер, окинув его холодным взглядом, сдержанно проговорил:

— Ну, во-первых, наказываем не мы, а закон. А милуете не вы, а Господь Бог!

И вот тогда-то, как говорил владыка Марк, он понял, что если милиционеры на российских дорогах теперь мыслят подобными категориями, то в этой непостижимой умом стране все снова изменилось. Но, по-видимому, на сей раз не в худшую сторону.

 

Архимандрит Тихон (Шевкунов)

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>