<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

К празднику Владимирской
иконы Божией Матери

 

Нынешнее празднование установлено в память спасения Москвы в 1521 году от нашествия татар под предводительством хана Махмет-Гирея. Татарские полчища приближались к Москве, предавая огню и разрушению русские города и селения, истребляя их жителей. Великий князь Василий собирал войско против татар, а Московский митрополит Варлаам вместе с жителями Москвы усердно молился об избавлении от гибели. В это грозное время одна благочестивая слепая инокиня имела видение: из Спасских ворот Кремля выходили московские святители, покидая город и унося с собой Владимирскую икону Божией Матери — главную святыню Москвы, — в наказание Божие за грехи ее жителей. У Спасских ворот святителей встретили преподобные Сергий Радонежский и Варлаам Хутынский, слезно умоляя их не оставлять Москвы. Все они вместе принесли Господу пламенную молитву о прощении согрешивших и избавлении Москвы от врагов. После этой молитвы святители возвратились в Кремль и внесли обратно Владимирскую святую икону. Подобное же видение было и московскому святому, блаженному Василию, которому было открыто, что заступлением Божией Матери и молитвами святых Москва будет спасена. Татарскому хану было видение Божией Матери, окруженной грозным войском, устремившимся на их полки. Татары в страхе бежали, столица Русского государства была спасена.

 

 

Памяти святых отцев
Первого Вселенского Собора

 

В. Суриков. «Первый Вселенский Собор». Эскиз к росписи Храма Христа Спасителя (1876 г.)Память Первого Вселенского Собора празднуется Церковью Христовой с древнейших времен. Господь Иисус Христос оставил Церкви великое обетование: Создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют Ее (Мф. 16, 18). В этом радостном обетовании находится пророческое указание, что, хотя жизнь Церкви Христовой на земле будет проходить в трудной борьбе с врагом спасения, победа на Ее стороне. Святые мученики засвидетельствовали истинность слов Спасителя, претерпев страдания за исповедание Имени Христова, и меч гонителей склонился перед победоносным знамением Креста Христова.

С IV века прекратились преследования христиан, но внутри самой Церкви возникли ереси, на борьбу с которыми Церковь созывала Вселенские Соборы. Одной из опаснейших ересей было арианство. Арий, александрийский пресвитер, был человеком безмерной гордыни и честолюбия. Он, отвергая Божественное достоинство Иисуса Христа и Его равенство с Богом Отцом, ложно учил, что Сын Божий не Единосущен Отцу, а сотворен Отцом во времени. Поместный Собор, созванный по настоянию Александрийского Патриарха Александра, осудил лжеучение Ария, но тот не покорился и, написав многим епископам письма с жалобой на определение Поместного Собора, распространил свое лжеучение по всему Востоку, ибо получил поддержку в своем заблуждении от некоторых восточных епископов. Для расследования возникшей смуты святой равноапостольный император Константин направил епископа Осию Кордубского и, получив от него Удостоверение, что ересь Ария направлена против самого основного догмата Христовой Церкви, решился созвать Вселенский Собор. По приглашению святого Константина в город Никею в 325 году собрались 318 епископов — представителей христианских Церквей из разных стран.

Среди прибывших епископов было много исповедников, пострадавших во время гонений и носивших на телах следы истязаний.

Александрийский Патриарх Александр прибыл со своим диаконом Афанасием, впоследствии Патриархом Александрийским, названным Великим, как ревностный борец за чистоту Православия. Равноапостольный император Константин присутствовал на заседаниях Собора. В своей речи, произнесенной в ответ на приветствие епископа Евсевия Кесарийского, он сказал: «Бог помог мне низвергнуть нечестивую власть гонителей, но несравненно прискорбнее для меня всякой войны, всякой кровопролитной битвы и несравненно пагубнее внутренняя междоусобная брань в Церкви Божией».

 

Ариане признавали Христа первым творением, высшим всех ангельских сил, они признавали Его воплощение, но только они отрицали Божество Того, Кто воплотился. И отцы Собора сумели распознать всю глубину зла в этой ереси. Если не Бог стал Человеком, если Сын Божий — не Бог по естеству, то человек не вернулся к Богу, он не оправдан и не спасен. И отстаивая свою веру, те, кого мы сейчас вспоминаем, преодолели препятствия, которые по человеческим рассуждениям казались непреодолимыми.

Прежде всего, они бросили вызов духу времени. Жители Римской Империи были искушены в философии, и христианство было посеяно на не совсем доброй почве. Не так сложно было вчерашним язычникам отвергнуть ложных богов, вера в которых уже изжила себя. Им было трудно признать Три Лица в Едином Боге. Не в том был соблазн для них, что Бог Един, а в том, что Он Един в Трех, и Три в Одном. Арианство было логичнее: Бог Отец — Единый Бог, а Сын и Дух — сотворены Им и Сын назван Сыном по благодати, но не по природе. Среднему человеку было легче принять такую трактовку веры, и в этом была вся сила ереси. Выступая против Ария, защитники Православия выступали против сознания значительной части людей той эпохи. Но они не убоялись этого, и потому-то Истина через них и восторжествовала.

 

Арий, имея своими сторонниками 17 епископов, держался гордо, но его учение было опровергнуто, и он отлучен Собором от Церкви, а святой диакон Александрийской Церкви Афанасий в своей речи окончательно опроверг богохульные измышления Ария. Отцы Собора отклонили символ веры, предложенный арианами. Был утвержден православный Символ веры. Равноапостольный Константин предложил Собору внести в текст Символа веры слово «Единосущный», которое он часто слышал в речах епископов. Отцы Собора единодушно приняли это предложение. В Никейском Символе святые отцы сформулировали апостольское учение о Божественном достоинстве Второго Лица Пресвятой Троицы — Господа Иисуса Христа. Ересь Ария, как заблуждение гордого разума, была обличена и отвергнута. После решения главного догматического вопроса Собор установил также двадцать канонов (правил) по вопросам церковного управления и дисциплины. Был решен вопрос о дне празднования Святой Пасхи. Постановлением Собора Святая Пасха должна праздноваться христианами в первое воскресенье после первого полнолуния после дня весеннего равноденствия (21 марта ст.ст.), но не раньше иудейской.

 

Что же было потом? Сторонники ереси с лукавством, присущим всякой лжи, сумели поправить свое положение, а затем снова перешли в наступление. Константин Великий умер — его сын и приемник был арианином. Епископы, сочувствовавшие ереси, имели влияние на Императора, и они смещали одного за другим борцов за православие с их епископских кафедр, заменяя своими сторонниками. Почти все отцы Собора в конце жизни претерпели гонения, и лишь немногие дожили до торжества своего дела, когда спустя сорок лет, в шестидесятые годы четвертого века, сознание общества стало меняться, и Истина восторжествовала.

Потому она победила ложь, что нашлись люди, которые выстрадали эту Истину, вынесли ее на своих плечах. Нелегкой была их жизнь, но было в ней самое главное — они прославляли Святую Троицу и то, как Един от Троицы стал Человеком. И исповедав эту веру словами, они затем подтвердили ее и самой своей жизнью, а многие также и тем, что умерли за свою веру.

 

 

Памяти преподобномученика
Тавриона (Толоконцева) (1939)

 

Преподобномученик Таврион родился 5 августа 1871 года в Никольском уезде Вологодской губернии в семье крестьян Григория Максимовича и Ольги Павловны Толоконцевых и в крещении наречен был Матфеем. 26 августа 1908 года он поступил в Спасо-Преображенский Валаамский монастырь и 26 июня 1912 года был зачислен в него послушником. 23 декабря 1920 года на Валаамском подворье в Москве послушник Матфей был пострижен в монашество и наречен Таврионом.

После закрытия в 1925 году подворья он обосновался при церкви в честь Ржевской иконы Божией Матери, исполняя послушание певчего. Несколько монахов Валаамского монастыря сняли квартиру недалеко от этого храма и образовали монашескую общину с общим уставом, трапезой и послушаниями. Все они служили в Ржевской церкви священниками и певчими, и весь доход сдавался избранному общиной казначею, который выдавал в месяц по пять рублей на личные нужды. Казначей общины хранил и часть средств Валаамского монастыря.

7 октября 1930 года в квартире, где жили монахи, был произведен обыск, изъяты все монастырские средства, а братия, и среди них монах Таврион, арестована и заключена в Бутырскую тюрьму. В ОГПУ монаху Тавриону предложили ответить на некоторые вопросы, в частности, лишен ли он избирательных прав и если был лишен, то когда, и если восстановлен, то когда. Монах Таврион ответил, что гражданских прав он лишен, но когда был лишен, не помнит, и не восстановлен в них, поскольку не ходатайствовал о восстановлении.

Сотрудник ОГПУ, учитывая, вероятно, что монах Таврион из крестьян и не имеет священного сана, спросил его, чем он собирается заниматься дальше. «Пока существует Церковь — буду служить ей», — ответил тот.

16 октября следователь вызвал его на допрос. Отвечая на его вопросы, монах Таврион сказал: «При Ржевской церкви я живу в общине монахов, в церкви я служу певчим... Все священники, диаконы, певчие, сторожа, уборщики и вообще весь руководящий и обслуживающий состав церкви состоит из нас, монахов... Я и все монахи нашей общины часто между собой говорили, что при советской власти плохо жить служителям культа, мы все лишены пайка... хлеба и других продуктов, которые даются по книжкам, что духовенство без всякой вины арестовывают, высылают и даже расстреливают. Но мы считаем, что власть эту Господь послал людям за грехи... апостолом Павлом сказано, что всякая власть от Бога, надо молиться, и Бог даст, что власть улучшится и советская власть будет относиться лучше к служителям культа».

13 ноября 1930 года следствие было закончено, и следователь в обвинительном заключении написал: «По ликвидации в 1925 году московского подворья Валаамского монастыря, группа монахов во главе с монахом-экономом... присвоив себе часть имущества и ценностей монастыря, организовали при Ржевской церкви нелегальный монастырь»; монахи «распускали провокационные слухи о гонении со стороны советской власти на религию, о предстоящем свержении советской власти, доказывая, что власть эта от антихриста и что надо усиленно молиться о скорейшем ее падении».

23 ноября 1930 года Коллегия ОГПУ приговорила монаха Тавриона к трем годам ссылки в Северный край, и он был отправлен в Вологодскую область. По окончании ссылки он остался жить в Вологодской области, и в 1937 году архиепископ Велико-Устюжский Питирим (Крылов) пригласил его приехать в Великий Устюг, и он поселился в сторожке при храме Иоанна Предтечи.

Тем временем храмы один за другим закрывались, священники арестовывались; бывало, что храм и не был официально властями закрыт, но уже не было священника и, соответственно, не было и богослужения. Жившие рядом с одним из таких храмов монахини стали упрашивать монаха Тавриона, чтобы он похлопотал за их храм и сам пошел бы в этот храм священником. Он согласился и поехал хлопотать об этом в Москву и в Архангельск, так как в Великом Устюге архиерея уже не было. В Москве он встретился с митрополитом Сергием (Страгородским). Все его хлопоты окончились, однако, ничем, и он возвратился в Великий Устюг.

3 декабря 1937 года монах Таврион был арестован. 10 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила его к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. 12 марта 1939 года он был отправлен в тюрьму в город Грязовец, а 4 апреля того же года в Новоезерскую исправительно-трудовую колонию, располагавшуюся в зданиях разоренного Новоезерского монастыря. Монах Таврион (Толоконцев) скончался в Новоезерской исправительно-трудовой колонии 7 июня 1939 года и был погребен в безвестной могиле.

 

По материалам сайтов www.pravoslavie.ru, www.pravmir.ru, www.fond.ru

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>