<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Граждане Отечества Небесного

 

Игумен Дамаскин (Орловский):
Кого Церковь прославляет во святых своих?

Есть ли разница между прославлением святого в Церкви и прославлением людьми выдающегося человека за достижения в области культуры? Огромная разница. Во святых Церковь прославляет Бога, Божественное действие Духа Святого, в человеке люди прославляют выдающиеся таланты, служащие зачастую не Богу, а людям, не духовной стороне, а материальной.

Дух Святой может жить в человеке, если человек предоставил Ему место — очищенные от страстей тело и душу, если душа человека с ее страстями, грехами и гордостью самоупразднится. Поэтому первая ступень к возможности прихода в душу человека Божией благодати — это самоумаление человека, исполнение первой заповеди блаженства о нищете духа. Без этого невозможно приблизиться к человеку Духу Святому в рамках задачи по спасению его души. Церковь, прославляя святых, прославляет действия Божии в мире: веру, дающую возможность устоять перед любыми испытаниями, чистоту, недостижимую для падшего человека, рассуждение, непостижимое для тленного разума, но о котором можно сказать, что этот человек имеет ум Христов, как о том писал святой апостол Павел (1 Кор. 2:16).

Что прославляем мы, когда прославляем людей как героев человеческого духа, героев и подвижников культуры? Мы прославляем человеческие таланты, служащие славе человеческой. Мы прославляем великих художников, ученых и инженеров, писателей, философов, историков, политических деятелей и военачальников за их выдающиеся таланты, действующие в земной области, развивающие эту земную область бытия, но и погибающие вместе с ней.

Человек, развивая имеющиеся у него таланты, служит ими — талантами — земным людям и целям и бывает прославляем от людей за успехи в их достижении. Таланты человека зачастую и развивают земную, тленную сферу бытия. Инженер — техническую, делая условия не духовной, а материальной жизни более комфортабельными, историк пишет о земной истории, а не о небесной, философ развивает психологическую сферу помышлений, которая, по слову Писания, вся погибнет вместе с человеком: изыдет дух и возвратится в землю свою, в тот день погибнут вся помышления его (Пс. 145:4).

Иногда, благодаря таланту, человек начинает исследовать область демонической реальности, ибо к небесам талант человека, не очищенного от страстей, подняться не может, но вполне может приблизиться к глубинам сатанинским, развивая страсти и упражняясь в них. Тогда появляются талантливые произведения низменного свойства, развращающие человека, через них уже как бы демонические силы и ангелы бездны начинают действовать против людей, такие произведения прославляются демонами через вверившихся их темному водительству людей. Создавая талантливые произведения с выведенным в них талантливо злом, писатели призывают человека, образ и подобие Божие, подражать злу и тем губить свою душу. Ибо, что мы почитаем идеалом, чему сердечно сочувствуем, тому и подражаем. Если считаем идеалом одевшегося в привлекательные одежды, как бы ангела света, зло, то будем подражать злу. Если считаем идеалом для себя жизнь святых, то будем подражать им. Именно поэтому современное общество, далеко ушедшее от христианских представлений, не слишком стремится прославлять святых, так как идеал святого — является ли он прославленным Церковью преподобным или мучеником — это самоумаление святого человека, самоунижение и самоупразднение, с чем современный человек чаще всего и бывает не согласен, ибо любит и ценит больше всего свое «я». Любишь святого? Воздаешь ему славу? Самоупразднись и смирись сам. Хочешь быть героем человеческой истории — развивай свои человеческие начала, ибо история Божия — а это в новое время после Пятидесятницы история Церкви в лице ее святых и история человеческая — это две разные истории, имеющие такие же различные законы и правила, как сфера духовная и душевная, и последняя хотя и имеет самостоятельную ценность, но проникнуть в сферу духовную не может. Также духовное не может обрести в душе человека место, если не потеснит душевное.

Справедливо славна бывает история великого полководца, одержавшего множество побед и послужившего земному Отечеству, и потому члены земного Отечества заслуженно прославляют его, ставят ему памятники и воспевают его подвиги и заслуги в произведениях искусства. Но чтобы быть прославленным Церковью, для этого нужно, прежде всего, иметь своей целью служение Отечеству Небесному, искать, прежде всего, Царства Божьего, чтобы все остальное, если то будет Богу угодно, явилось всего лишь приложением к этому главному. Недостаточно быть всего лишь добропорядочным, христиански настроенным человеком и просить, чтобы Господь помог одержать победу над врагом, чтобы это исполнилось, ибо в этом случае мы призываем Бога Небесного и Вечного служить земному и временному. Нужно, чтобы человек избрал это Небесное центром своей жизни. Из многих выдающихся военачальников только один был таким, кто выбрал главным в жизни путь в Царство Небесное и личное спасение, — это прославленный Церковью праведный Феодор (Ушаков), адмирал, искавший спасения, благочестия, вечности, шедший к ним путем исполнения заповедей Христовых. Все остальное в виде блистательных и чудесных побед явилось всего лишь приложением к этому главному. Столь ценна в глазах Божиих душа человеческая, что этой благочестивой душе Господь не только даровал победы, но также и благопоспешение всем его подчиненным, и как даровал ради апостола Павла жизнь всем его спутникам, так и ни один из подчиненных праведного Феодора не был пленен. Святой праведный Феодор Ушаков — это и образец, и исключение, кто стяжал победы на поприще воинском не своим талантом, а силой креста, распинающего плотские и душевные страсти.

Адмирал Федор Ушаков был блистательным флотоводцем и военачальником, принесшим всемирную славу России в этой области. Но за это ли прославила Церковь раба Божия Феодора, и только лишь в его выдающемся таланте был источник его выдающихся успехов, не бывший у флотоводцев до него, что, подытоживая свою служебную карьеру, перед тем как подать в отставку, он смог написать: «Благодарение Богу, при всех означенных боях с неприятелем и во всю бытность онаго флота под моим начальством на море, сохранением Всевысочайшей Благости ни одно судно из онаго не потеряно и пленными ни один человек из наших служителей не достался».

Прежде всего, за личное благочестие. Оказавшись в Севастополе главным начальником и устроителем морского дела, он начал с дел благочестия, с храмостроительства, он значительно перестроил и расширил храм святителя Николая. Его личные интересы были обращены прежде всего к человеку, как к ближнему, и потому он распорядился устроить казармы в Севастополе в безопасных от болезней местах, он заботился не только о флоте и жизни экипажей, но и о жизни всего населения Севастополя, устраивая дороги, рынки, колодцы, заботясь о снабжении города пресной водой и припасами. Находясь в Севастополе, он каждый день с утра был в церкви, молясь за утреней и литургией, и никогда перед церковными службами не занимался рассмотрением дел. Оказавшись в самом начале своей деятельности на юге России в Херсонесе при случившейся здесь эпидемии чумы, ему удалось прекратить эпидемию чумы значительно раньше, чем другим. Здесь он проявил себя не только как талантливый флотоводец, но и как прекрасный организатор врачебного дела. Встает вопрос: почему так? К чему был направлен его главный интерес? Чтобы сохранить живую рабочую силу для армии и государства? Но такие соображения в реальной обстановке не действуют; одно могло сподвигнуть и подсказать, как организовать все дело, — непосредственная любовь к своим ближним, к подчиненным, не обремененная никакими другими целями и задачами, кроме помощи им, и тогда в этом случае, Господь помогает, как и помог Он Федору Ушакову организовать все дело. Второй причиной прославления Федора Ушакова, стало его абсолютное нестяжание. Будучи человеком, имевшим в руках большие казенные средства, он не только не покусился на них, но при отсутствии казенных средств, когда они не вовремя выдавались, он, чтобы не остановить работы, жертвовал для государственных казенных работ свои средства. В этом смысле в нем не было и тени сребролюбия, названного Господом идолослужением. Обвиненный своими врагами в том, что присваивает себе казенные средства, и вынужденный отвечать на эти обвинения, он писал: «Я не интересовался нигде ни одной полушкой и не имею надобности... Я не живу роскошно, потому и не имею ни в чем нужды, и еще уделяю бедным, и для привлечения разных людей, которые помогают нам усердием своим в военных делах... Все сокровища в свете меня не обольстят, и я ничего не желаю и ничего не ищу от моего малолетства; верен Государю и Отечеству, и один рубль, от монаршей руки полученный, почитаю превосходнейше всякой драгоценности, неправильно нажитой».

В-третьих, это проявленное им в условиях войны величайшее человеколюбие, когда Федор Ушаков не поддался ни на уговоры высокопоставленных лиц, которые в угоду политическим расчетам полагали выгодным, чтобы турки, бывшие тогда временными союзниками русских, беспощадно убивали пленных французов, ни на непосредственные насилия турок, убивавших пленных и безоружных. Беспрецедентный случай в истории, когда войска защищают пленных от своих же союзников. И не только защищают физически, охраняя их, но и выкупая. В этом случае заповедь Христова о любви и милосердии к ближним была поставлена адмиралом Ушаковым на первое место и, будучи на первом месте, всегда подчиняла себе все остальное. Чему человек служит всем сердцем своим и всей душой, то и проявляется вовне, особенно в обстоятельствах чрезвычайных.

Еще одно христианское правило, которое лежало в основе всей его деятельности, было полагание жизни за други своя. Причем, это проявлялось не только во время военных действий, но и в организации мирной деятельности флотских команд. Его правило подчиненности матросов старшим офицерам держалось не только на уставе, но на ответственности старших за всю свою деятельность в пределах корабля. Командир корабля являлся не винтиком в большой системе огромного государственного флота с соответствующей винтику ответственностью, а стопроцентной ответственностью; на этом христианском служении его другим и строилось его нравственное право командования. Федор Федорович всегда говорил своим офицерам: «Запомните непреложное правило, что командир над кораблем почитается защитителем других и отцом всего экипажа».

Федор Федорович Ушаков на первом месте поставил служение Христу, бескомпромиссное исполнение Христовых заповедей, и только уже на втором месте флотоводческое дело, которое он осуществлял по совести, опять же делая его как перед Богом.

За все это Русская Православная Церковь прославила его, как человека, в котором прославился Бог, ибо все чудесные победы, одержанные под его руководством, есть проявление силы Божией и чуда Божия, данных за благочестие одного человека флоту, за верность Федора Ушакова Христу.

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>