<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Почему я никогда не вступлю
в «партию православных»

 

О православной журналистике размышляет первый заместитель главного редактора журнала «Фома» Владимир Гурболиков

 

— Какова концепция журнала «Фома»? Что вы хотите донести до людей?

— У нас сначала были очень наивные идеи, от которых нас буквально уберег отец Димитрий Дудко. Я говорил: «Батюшка, мы придумали журнал. Он будет начинаться разговором о смысле жизни вообще, потом постепенно о Христе, потом о Церкви, а заканчиваться он будет проповедью батюшки перед крещением. И надо еще писать про Библию, надо все таинства подробно описать…».

Он говорит: «Постойте, вы что, — хотите в одном журнале рассказать о Церкви ВСЕ? И о Боге — ВСЕ? Это же невозможно! Вы поймите, Бог — это как Океан, безбрежный. И «воткнуть» этот Океан в несколько страниц журнала… Не будьте океаном, морем! Станьте хотя бы волной. Лодочкой. И только бы эта «лодочка» ваша в правильном направлении двигалась».

— Ваш основной журналистский принцип?

— Их несколько. Главный — не оправдывать недостойные христианина журналистские приемы и методы тем, что это якобы эффективно с точки зрения «пропаганды православия».

Ну, и верное понимание роли журналиста: наша задача — обеспечить встречу людей, которые хотят получить знания, с теми, кто обладает знаниями и опытом. И не более того.

К сожалению, я вижу массу примеров, когда журналист, пользуясь своим положением, считает, что он сам вправе учить, обобщать, делать выводы и заявления. Причем по любым поводам. То есть посредник, популяризатор забывает о том, кто он на самом деле. И берется учить. Это нехорошо.

И последний принципиальный момент — не гордиться. В моем случае, тем, что, в отличие от многих коллег, я получил возможность говорить преимущественно о хороших и чистых явлениях и сторонах человеческой натуры.

Легче всего было бы «анафематствовать», так скажем, политзаказную и желтую журналистику. Но важно понимать, откуда что берется и чем достигается. Я стараюсь постоянно учиться у самых разных собратьев по профессии — но лишь тому, что считаю хорошим, естественно. И пытаюсь понять секреты успеха разных изданий. Иногда, по совести, «успех» надо бы взять в кавычки (по тому влиянию, какое оказывает издание на своего читателя), но… Надо учиться, чтобы быть достойными того, что мы делаем. Нам надо быть очень профессиональными людьми.

Потому что наша цель, наша весть заключается в слове «Любовь». Потому, например, у нас отсутствует очень модная, особенно раньше, тема изобличения. Мы никого не обличаем, хотя мыслим иначе, чем католики; не так, как мусульмане или иудеи, ну и совершенно иначе, нежели атеисты. Но это не мешает нам любить человека. И дает особое основание заговорить о красоте, смысле и спасительности Православия.

— Вы думаете, что такой стиль должен быть у апологетической журналистики?

— Что в первую очередь, как кажется многим, должны и станут проповедовать православные? Что все, кроме них, обманщики, и только православные правы. Этого от нас и ждут.

Одни ждут, чтобы сказать, что для нас главное борьба с «конкурентами», другие, чтобы и дальше воспринимать Церковь привычно — как партию православных, задача которой «клеить ярлыки» и бороться с другими партиями.

Даже в церковной среде сейчас заметно, сколь многие перестали понимать, что главная цель Церкви — не социальные перемены, не борьба за справедливое устройство общества. Спасение одного человека: вас, меня, ее, его — вот главная цель. И это сейчас настолько забыто, что перепутана партийность и церковность. Надо помочь человеку разобраться, кто мы, почему и за Кем идем. И в чем плоды нашей веры. Это то, чего от нас многие не ждут.

Мы договорились с самого начала, что надо идти к человеку и через человека. Обращаться не к массе, а к одному-единственному читателю; давать слово тому, кто выстрадал и знает, о чем говорит. Если автор не эксперт, а просто журналист, то он обязательно ниспадет в спекуляцию. Поэтому нужно найти героя, владеющего темой, который в выстраданном виде раскроет ее для читателя.

— Что пока не удается?

— Плохо получается, причем у всех, не только у нас, писать о простых людях. Тут сложности на всех этапах: как найти героя? Будет ли он расположен к общению? Каким образом построить публикацию так, чтобы читатель, зевнув, не пролистнул эти страницы?

Особенно болезненный вопрос — герои, живущие вне наших столиц. Там зачастую нет журналистов, которые про этих людей напишут так, как это требуется для публикации в «Фоме». Сложнее всего, если наш герой — не златоуст, а его профессия связана с тяжелым физическим трудом. Здесь только мастерство фотографа и очень точные слова очеркиста могут помочь. Эта пара — фотограф и автор — должны сработать на «пятерку». Иначе нельзя.

Надо помнить, что журналист — это посредник. Один человек трудится, углубляясь в сферу богословия. А другой человек трудится, углубляется, добывая руду в шахте. И ты стоишь между этими копателями глубин, чтобы они знали друг о друге и о смысле их общих усилий. И не надо пытаться выдать свою точку зрения. Выдавать себя за шахтера или за богослова. Главное, чтобы люди узнавали друг друга.

— А много людей-то? Ведь мы работаем в очень узкой нише, на самом деле…

— Все знают, наверное, что существуют две цифры, вокруг которых идет спор между сторонниками и противниками Церкви. Одна — количество людей, которые, по данным социологов, считают себя православными. Это — огромная цифра, абсолютное большинство населения России, да и не только России.

А есть то число называющих себя православными, которые постоянно ходят в храмы, исповедуются и причащаются. Их количество тоже не столь уж маленькое, данные разнятся от 3-5 до 10-15 процентов наших сограждан.

Проблема в том и состоит, что такое вот громадное количество людей, которые как-то ассоциируют себя с Православием, в нынешней ситуации не могут получить нормальной информации о православной вере. Они не знают, что есть какие-то православные газеты и журналы, не могут даже при желании найти книг и какой-то информации; они принимают только основной пакет светских каналов, где говорят в основном о «парадной» стороне лишь нескольких основных церковных праздников, и не более того.

Даже в интернет ходить в глубинке для многих — слишком дорогое удовольствие. До сих пор «телек», и только «телек». А что они там увидят? И откуда им знать, православные они на самом деле или нет? Как иным способом им дать знание о вере?

Отсюда и возникает вопрос Церкви к нашим национальным масс-медиа о возможности рассказать людям, что такое Православие. Если возможности нет, то это — на фоне нынешнего состояния общества — дает дополнительные «очки» и сектантству, и раскольническим настроениям, уходу в разные, совершенно дикие культы...

 

Беседовала Анна Данилова
Интервью печатается в сокращении,
полная версия — на www.pravmir.ru

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>