<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>

 

Кто ближний мой?

 

…Один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь? Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя. Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить. Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний? На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе. Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам? Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же.

 

Эта притча имеет красивое толкование. Под Иерусалимом разумеется Эдем, потерянный рай. Путники, идущие в низинный Иерихон, — потомки Адама и Евы в их историческом бытии на этой земле. Разбойник — враг рода человеческого, диавол. Священник и левит указывают на Закон Моисеев и ветхозаветное священство, которые сами по себе не могли избавить человека от греха, не были способны уврачевать раны, нанесенные диаволом. Самарянин — это сам Христос, происходивший из Галилеи, жителей которой, равно как и жителей Самарии, правоверные иудеи глубоко презирали. Постоялый двор — Церковь, хозяин постоялого двора — пастырь (епископ или священник). Два сребреника — учение Ветхого и Нового Завета (или две природы во Христе — божественная и человеческая). Ожидающееся возвращение доброго самарянина — второе пришествие Христа Спасителя. Все это можно детализировать, для некоторых лиц, предметов и действий можно отыскать и другие, не менее впечатляющие и многообещающие толкования.

И все-таки, как представляется, полезнее и правильнее будет обратить внимание прежде всего на сам сюжет, а также на тот вопрос, ответом на который и явилась притча. Законник спрашивает Христа: «Кто мой ближний?», подразумевая со своей стороны очевидный во все времена ответ: ближние — семья, родственники, друзья, соседи, люди своего круга. И уж, само собой разумеется, с точки зрения законника ближним может быть лишь правоверный иудей.

Но Христос вместо готового ответа по обыкновению предлагает собеседнику и всем слушателям притчу, в которой представлена необычная, но, судя по реакции законника, вполне правдоподобная ситуация: мимо израненного человека прошли священник (т.е., собственно говоря, жрец) и левит (храмовый служитель). Они не смогли и не захотели ничем ему помочь. Но лишь житель Самарии, сочетавший служение Яхве с поклонением ложным богам, оказал милосердие несчастному путнику. И на вопрос Спасителя: «Кто из этих троих — ближний попавшемуся разбойникам?», законник с неизбежностью отвечает: «Оказавший милость ему», имея в виду, конечно, самарянина, хоть он и не произнес это неприятное для иудея слово.

Обычно из этого ответа делают такой вывод: ближние — не только родственники и друзья. Ближний — это тот человек, который оказывается на нашем жизненном пути, тот, с кем у нас возникают какие-то отношения, тот, кто нуждается в нашей помощи, заботе, добром слове. Все это, в общем-то, верно. Но заметим, что Христос показывает ситуацию с обратной стороны: «Кто из этих троих, спрашивает Он, — ближний попавшемуся разбойникам?» В качестве точки отсчета берется как раз тот человек, который нуждается в помощи. И что выясняется? Ближний по отношению к нему — тот, которому этот несчастный, будь он в добром здравии, не подал бы, как говорится, руки. Ближним-то оказался презренный самарянин, который хуже, чем язычник!

Так бывает и в нашей жизни. Мы ждем душевного участия от священника, порой надеемся на помощь от Церкви как от организации. Мы рассчитываем на поддержку со стороны единоверцев, которые все как один — благочестивые люди, читающие «духовную литературу». Но бывает так, что священник не может или не хочет услышать нашу боль. В ближайшем к нашему дому приходе заявляют, что не занимаются благотворительностью и кормить бомжей не намерены («здесь же батюшки обедают!»). Читатели духовной литературы как-то вдруг все исчезают из поля зрения (наверное, чтобы раздобыть еще больше душеспасительных книг). И человек остается один на один со своей болью, со своим горем, со своей бедой.

Но неожиданно приходит чаемая помощь. Впрочем, приходит она оттуда, откуда не ждали. Какой-нибудь наш сосед, имя которого мы едва ли помним, который не дурак выпить и посидеть в хорошей компании; или наша приятельница, которая ходит в неправильную церковь и потому не рассматривалась нами как тот, к кому можно обратиться; или вообще случайный, незнакомый нам человек — звонят, и приходят, и взваливают нас на себя, и несут. И правоверный православный обливается слезами благодарности и стыда — благодарности за ниспосланную Господом помощь и стыда за свое высокомерие и помраченность.

Но всех нас, и правильных, и неправильных, грешных и тех, кто без греха, эллинов и идуеев, возлюбил до смерти Милосердный Самарянин, осмеянный, поруганный и убитый, — наш ближний, спасший нас своим Воскресением от разбойника-диавола и открывший человечеству Небесное Царство.

 

Наша справка

Священник Феодор Людоговский — кандидат филологических наук. Преподаватель МДАиС. В 1998 году окончил филологический факультет Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. С 2002 года является научным сотрудником института славяноведения РАН. В 2007 году окончил Московскую духовную семинарию, в настоящее время обучается на экстернате МДА. Кандидат филологических наук. Рукоположен в сан диакона 7 апреля 2008 г. Иерейская хиротония состоялась 12 октября 2008 г. С 2002 года является преподавателем церковнославянского языка в МДАиС.

 

 

Вернуться на главную страницу спецпроекта «Дорога к Храму»

<< К предыдущему материалуК следующему материалу >>